МВД В регионах:

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.

 

 Победа в Великой Отечественной войне — подвиг и слава нашего народа. 

 

Навстречу Дню Победы: новостные материалы

Летописцы Великой Победы: военные корреспонденты (видео)

Солдаты правопорядка в годы Великой Отечественной Войны (фото)

 

Красная армия в Великой Отечественной войне разгромила 607 дивизий Германии и ее сателлитов.  На советско-германском фронте вермахт потерял свыше 70 % живой силы и три четверти всей военной техники.   

Вклад правоохранительных органов в общее дело укрепления обороноспособности страны, а затем и в победу над немецко-фашистскими захватчиками был весомым и разносторонним. Подразделения внутренних дел надежно обеспечивали безопасность оборонных и особо важных промышленных предприятий, железнодорожных сооружений, боролись с преступностью и охраняли общественный порядок в стране, обеспечивая надежный тыл действующей армии. На завершающем этапе войны 45 дивизий, в том числе 10 - по охране тыла и коммуникаций фронтов, и 9 бригад НКВД принимали непосредственное участие в боевых действиях.

Учет населения в военные годы

В предвоенные годы была выполнена чрезвычайно важная задача по налаживанию учета населения, без чего невозможно было в полном объеме решать задачи развития экономики, военного строительства, борьбы с преступностью, обеспечения государственной безопасности.

Введение в конце 1932 года единой паспортной системы и ряд других мероприятий позволили обеспечить учет населения на достаточно высоком уровне. Выявленные в ходе осуществления паспортизации факты красноречиво свидетельствовали об остроте проблемы. Достаточно сказать, что в Магнитогорске до паспортизации числилось 250 тыс. жителей, фактически же в момент паспортизации там проживало около 75 тыс. На острове Сахалин до введения паспортов значилось 120 тыс., а по итогам паспортизации – 60 тыс. жителей. Даже на отдельных предприятиях расхождения в данных были весьма существенными. К примеру, на заводе "Большевик" по отчетности, существовавшей до введения паспортной системы, числилось 22 тыс., фактически же работало 19 тыс. человек.

Сотрудники адресного стола за работой.

В этом же направлении были предприняты и другие шаги. С 1939 года  НКВД СССР осуществлял учет рядового и младшего начальствующего состава запаса Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). Военно-учетные столы в составе низовых аппаратов милиции действовали на протяжении всей войны и в послевоенные годы. В октябре 1940 года на НКВД СССР была возложена чрезвычайно ответственная задача обеспечения местной противовоздушной обороны.

В предвоенные годы проводились реформы органов и подразделений НКВД СССР, носившие военно-стратегический характер и направленные на укрепление обороноспособности страны. На основании постановления Совета Народных Комиссаров (СНК) СССР от 2 февраля 1939 года была проведена реорганизация Главного управления пограничных и внутренних войск НКВД СССР.

Управление было разделено на шесть главных управлений НКВД СССР: пограничных войск, войск по охране железнодорожных сооружений, войск по охране особо важных предприятий промышленности, конвойных войск, военного снабжения войск, военно-строительное управление войск.

С 1939 года началась работа по организации войсковых частей противопожарной обороны НКВД СССР в наиболее крупных промышленных центрах: Москве, Ленинграде, Киеве и Баку. Общая численность их планировалась весьма внушительной – 26 800 бойцов, в том числе в Москве – 51 рота численностью 10 500 военнослужащих. 

Охрана общественного порядка и борьба с преступностью

С первых дней войны перед органами внутренних дел встала задача обеспечения надежной охраны тыла, пресечения происков вражеских диверсантов, дезорганизаторов, паникеров, поддержания общественного порядка, решительной борьбы с преступностью. Эту задачу выполняли совместными усилиями сотрудники государственной безопасности, милиции, пожарные, войска по охране тыла действующей армии, истребительные батальоны.

Война заметно усложнила деятельность органов милиции. Часть опытных работников ушла на фронт, а главное –  в корне изменились оперативная обстановка и условия борьбы с преступностью.

С первых дней Великой Отечественной войны функции участковых уполномоченных дополнились обязанностями по соблюдению правил светомаскировки и местной противовоздушной обороны, по руководству укрытием населения в бомбоубежища, участию в тушении пожаров, расчистке завалов, охране ценностей, эвакуации в тыл детей.

 Беседа работника милиции с гражданами
 

Вместе с тем  борьба с преступностью в годы Великой Отечественной войны была одним из самых главных направлений деятельности органов милиции. В условиях военного времени требовалось резко усилить профилактические меры по предупреждению преступлений, их своевременному раскрытию, налаживанию более четкого розыска скрывающихся  от органов власти уголовников.

Работникам милиции, прежде всего уголовному розыску, пришлось иметь дело с  рядом опасных преступлений, которых не было в мирное время. Это и дезертирство из Красной армии, и уклонение от призыва в действующую армию, и мародерство, и распространение ложных слухов и многое другое. Обстановка требовала от оперативных работников милиции высокой бдительности, полной самоотдачи и профессионального мастерства.

Одной из особенностей, повлиявших на состояние преступности в годы войны, была сравнительно легкая возможность получения преступниками оружия в районах прифронтовой полосы, а также в местностях, освобожденных от вражеской оккупации. Наличие оружия у дезертиров и других преступных элементов представляло большую опасность для общественного порядка, так как уже в первые месяцы войны стали появляться вооруженные грабительско-воровские группы и банды.

Конный патруль от ОМСДОН Москва 1941 

Перестройка на военный лад работы органов милиции началась буквально с момента объявления войны. В первую очередь она коснулась западных регионов. Так, ленинградская милиция была переведена на военный режим работы с первых дней войны. В зависимости от обстановки начальникам отделов разрешалось задерживать в управлении всех сотрудников на время, необходимое для выполнения служебных задач. Продолжительность смены в наряде и на постах устанавливалась 12 часов. Этот распорядок обеспечивал постоянную готовность милиции для выполнения всех оперативно-служебных задач и позволял преодолевать  любые возникающие трудности. 

О том, сколь большое значение придавалось проблеме укрепления порядка и борьбы с преступностью, свидетельствует тот факт, что только Государственным Комитетом обороны за годы войны было принято около 20 постановлений и распоряжений по различным вопросам деятельности милиции, укреплению ее кадрами, криминалистической техникой и т.д. Проблем в этой области было много, что объяснялось как ухудшением качественного состава кадров (к 1943 году в некоторых органах милиции личный состав обновился на 90–97 %, как правило, за счет лиц, не годных к строевой службе – инвалидов, пенсионеров, женщин), так и осложнением криминогенной обстановки, ростом преступности. В 1942 году уровень преступности в стране вырос по сравнению с предыдущим годом на 22 %, в 1943 году – на 20,9 %, в 1944 году – на 8,6 %, и только в 1945 году наметилось его снижение: в первом полугодии число преступлений снизилось на 9,9 %. Огромную тревогу вызывало то, что наибольший рост произошел за счет совершения тяжких преступлений. В 1941 году были зарегистрированы 3317 убийств, а в 1944 г. – 8369, разбоев и грабежей соответственно – 7499 и 20 124, краж – 252 588 и 444 906, скотокрадства – 8714 и 36 285.

В городах с наиболее неблагополучной криминогенной обстановкой принимались особые тактические и оперативные меры. Так, в 1942 году в Ташкент была направлена бригада НКВД СССР, которая в короткий срок ликвидировала банду в составе 102 человек, совершившую более 100 тяжких преступлений. Аналогичные операции были проведены в 1943 году в Новосибирске и в 1944 году в Куйбышеве.

В январе 1944 года усилились мероприятия по борьбе с преступностью и хулиганством в Москве. В целях более решительного воздействия на нарушителей общественного порядка в районах города восстанавливались камеры специальных судов по рассмотрению дел о  хулиганстве, укреплялись бригады содействия милиции. На работу в столичный уголовный розыск было направлено 250 коммунистов со средним образованием.

8 декабря 1945 года НКВД СССР был издан приказ "Об усилении уголовного розыска управления милиции г. Москвы". Согласно ему, штат столичного уголовного розыска был значительно увеличен, намечены меры по более широкому использованию в борьбе с преступностью научно-технических средств и криминалистических методов, а также применению служебного собаководства .

Важным направлением деятельности милиции г. Москвы была защита народного достояния и социалистической собственности от расхитителей и спекулянтов. Вся работа подразделений БХСС строилась в соответствии с постановлением ГКО от 22 января 1943 года "Об усилении борьбы с расхитителями и разбазариванием продовольственных и промышленных товаров". 

Непримиримая борьба велась за сохранность продовольственных ресурсов, хлеба, жиров, кондитерских изделий, отпускаемых населению по карточкам.  Например, за 11 месяцев 1943 года отдел милиции Сокольнического района привлек к ответственности 99 человек, работавших на мельничном комбинате им. А. Цюрупы, 27 из них были арестованы за хищения.

ОБХСС городского Управления милиции разоблачил группу расхитителей из 12 человек на кондитерской фабрике "Рот Фронт", которую возглавлял заместитель начальника транспортного отдела. Преступники похитили свыше 2 тонн сахара и других продуктов. При обыске у расхитителей было изъято 25 000 рублей и большое количество продуктов питания.

В 1944 году отдел БХСС Управления милиции нанес сильные удары по спекулянтам-валютчикам. Например, только у трех спекулянтов Бершадера, Гениса и Петрикова было изъято 2 655 560 рублей наличными, 120 золотых рублей царской чеканки, 627 американских долларов, 59 фунтов стерлингов, 17 золотых часов, 6 золотых брошек, 61 бриллиант, 40 золотых колец и другие ценности на сумму 454 165 рублей.

18 августа 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за успешное выполнение заданий правительства в деле охраны общественного порядка в стране в годы войны 858 работников милиции были награждены орденами и медалями СССР. Среди награжденных – группа работников столичной милиции. Орденом Ленина был отмечен начальник управления милиции В.Н. Романченко. Различными орденами также награждены: А.М. Урусов, М.Ф. Зиновьев, И.Я. Коваль, А.Я. Махоньков, А.М. Вязов, М.С. Печаткин, Е.Ф. Бекин, А.П. Бурелов, Ф.С. Луденцов, А.И. Чигирев  и другие.

Органы внутренних дел принимали активное участие в оказании помощи детям. Сотрудники занимались выявлением безнадзорных и беспризорных детей и дальнейшему размещению их в детские дома, приемники-распределители. Расширялась сеть детских комнат милиции. В 1943 году в стране имелись 745 таких помещений, а к концу войны их насчитывалось более тысячи. В 1942–1943 гг. милиция при помощи общественности, задержала около 300 тысяч беспризорных подростков. Они были устроены в детские дома и ремесленные училища. Многих взяли на воспитание граждане.

Большой вклад в борьбу с преступностью и укрепление обороны страны внесли работники паспортных аппаратов милиции. В начале 1942 года в ряде местностей СССР была проведена перерегистрация личных документов путем вклеивания в каждый паспорт контрольного листа. В сентябре 1942 году на места были направлены методические рекомендации по осмотру и выявлению поддельных документов, удостоверяющих личность. Большую работу паспортные подразделения провели на освобожденных от врага территориях. Только в 1944–1945 гг. были обеспечены документами 37 млн. человек, в ходе документирования выявлено 8187 пособников фашистов, бывших полицаев – 10 727, служивших в немецких учреждениях – 73 269, судимых – 2221 человек.

Важное профилактическое значение имело своевременное изъятие оружия у населения, сбор вооружения и боеприпасов, оставшихся на полях сражений. Эта работа развертывалась по мере освобождения территории страны от немецко-фашистских захватчиков. К 1 апреля 1944 года были собраны и изъяты у населения 8357 пулеметов, 11 440 автоматов, 257 791 винтовка, 56 023 револьвера и пистолета, 160 490 гранат. Эта работа продолжалась и в последующем.

В годы войны Наркомат внутренних дел СССР встал в один ряд с крупнейшими промышленными наркоматами. На совещании министров внутренних дел республик, начальников УМВД краев и областей, состоявшемся 20–22 марта 1946 года, Министр внутренних дел СССР С. Круглов сообщил, что за годы войны НКВД "дал 13,9 % всего объема капитального строительства по СССР".

К концу войны наркомат занял ведущее место по добыче золота, производству платины, оловянных концентратов, никеля и леса. За годы войны введены в действие 4 доменные печи, 13 мартеновских печей, 6 электроплавильных печей, 4 коксовые батареи и т.д. Сданы в эксплуатацию несколько аэродромов, более 4000 км железных дорог, построены и реконструированы 4000 км шоссейных дорог. Лесные лагеря ежегодно давали в среднем по 2000 вагонов леса.

В условиях войны значительно усложнились задачи войск НКВД, осуществлявших охрану важных промышленных и государственных объектов, а также железнодорожных сооружений. В 1942–1943 гг. под охраной войск НКВД в пути находился 15 116 631 вагон (около 70 % всех перевозимых грузов), что позволило не менее чем на треть сократить количество хищений грузов на железных дорогах. Согласно утвержденному в марте 1942 года НКВД и НКПС (путей и сообщений) перечню, войска НКВД, кроме военных грузов, должны были охранять составы с хлебом, мясом, цветными металлами, автомашинами, тракторами, текстильными и кожевенными изделиями, обувью, готовым платьем и бельем. На войска НКВД также была возложена охрана и литерных поездов. 

Битвы Великой Отечественной Войны

Сотрудники органов внутренних дел отличились в боях за каждый из городов-героев. В районе непосредственных боевых действий Красной Армии из работников милиции создавались специальные подразделения, части и даже соединения. Наиболее яркие примеры имели место в боях за Киев, Сталинград, Ленинград, Ригу, Москву и Тулу.

Генерал Блюменритт писал о Бресте: "Наши потери доходили до 50 %. ОГПУ и женский батальон защищали старую крепость... до последнего". Известный Отто Скорцени в своей книге "Легион Скорцени" признавал: "Русский гарнизон крепости в буквальном смысле слова вел борьбу до последнего человека". То же самое происходило и в районе Брестского вокзала, который защищали работники железнодорожной милиции станции "Брест".
    

Из работников НКВД Молдавии, Украины, Ростовской области и Краснодарского края была сформирована бригада, преобразованная в ноябре 1941 году в дивизию. Ею командовал начальник управления милиции НКВД Молдавской ССР П.А. Орлов. Это было единственное милицейское соединение, действовавшее на фронтах Великой Отечественной войны. В последующем оно осуществляло преимущественно охрану тыла действующей армии. Вражеские солдаты свидетельствовали, что "бойцы-полицаи дерутся как черти, стреляют до последнего патрона и в плен не сдаются".

Ратный подвиг сотрудников органов внутренних дел по достоинству оценен известными военачальниками В.И. Чуйковым, К.К. Рокоссовским, А.И. Еременко, Г.К. Жуковым, Н.И. Крыловым. За боевые заслуги многие из них были удостоены звания Героя Советского Союза, а бывший участковый уполномоченный С.С. Артеменко – дважды.

Сотни рапортов с просьбой "отправить на фронт" были поданы сотрудниками милиции уже в первые дни войны. Но далеко не все просьбы были удовлетворены, так как с началом войны на столичную милицию легли другие, не менее трудные задачи.

Руководство по обеспечению общественного порядка в Москве, в связи  с введением в городе военного положения, перешло в руки Военного совета Московского военного округа. Народные суды реорганизовывались в военные трибуналы, была повышена ответственность  должностных лиц и граждан за соблюдение законов военного времени.  В целях должного обеспечения общественного порядка сотрудникам милиции отменили отпуска, а личный состав перевели на казарменное положение.

Успехи московской милиции в основном зависели  от правильного подбора, расстановки, обучения и воспитания кадров. В декабре 1942 года на службу поступило около тысячи женщин, а в 1944 году только по охране метро их ряды пополнились еще на 300 человек. В годы войны в правоохранительных органах Москвы работало около четырех тысяч женщин, тогда как до войны их было только около двухсот. Для принятых в ряды милиции проводились 10-дневные сборы, регулярно велась профессиональная учеба. Многие женщины трудились в аппаратах уголовного розыска, БХСС, участковыми уполномоченными городских отделений, рядовыми милиционерами.

С учетом войны перестраивали свою работу все службы и подразделения московской милиции. Так, например, наружные службы принимали активное участие в  ликвидации последствий налетов вражеской авиации. В результате усиления паспортного режима удалось принять эффективные меры против дезертиров, диверсантов, преступников и провокаторов. Значительно улучшилось обеспечение уголовного розыска специальной криминалистической техникой, средствами связи, был создан научно-технический отдел.

Подразделения по борьбе с хищениями социалистической собственности уделяли пристальное внимание использованию продуктов, охране имущества предприятий и граждан.

Основополагающим документом, регламентирующим деятельность органов внутренних дел в годы войны, стало Постановление Совета Народных комиссаров (СНК) СССР от 24 июня 1941 года "Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов" в соответствии с которым усиливался режим охраны объектов в районах, находившихся на военном положении, создавались истребительные батальоны для борьбы с вражескими диверсантами.

На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР "О военном положении" от 22 июня 1941 года командующий войсками Московского военного округа и начальник Управления НКВД Москвы и Московской области издали приказ о порядке удаления из столицы и области лиц, признанных  социально опасными как по своей преступной деятельности, так и по связям с преступной средой. Соответствующие материалы на таких лиц оформлялись органами милиции в трехдневный срок и представлялись на утверждение военному прокурору и начальнику управления НКВД. Московская милиция успешно справилась и с этой задачей.

Поддержание общественного порядка в Москве  с первых дней войны осуществлялось совместными нарядами патрулей военного коменданта и городской милиции. В основу организации этой работы была положена Инструкция о патрулировании на улицах Москвы в  военное время, утвержденная военным комендантом 6 июля 1941 года. Согласно данной инструкции, патрулирование в городе осуществлялось круглосуточно. Кроме того, на дорогах, ведущих в столицу, с 19 августа 1941 года были выставлены заставы из сотрудников милиции и внутренних войск. 

Важную роль в укреплении общественного порядка в борьбе с преступностью в годы войны играли службы Государственной автомобильной инспекции и отряды  регулирования уличного движения (ОРУД). За время войны, особенно в начальный период, Государственная автомобильная инспекция Управления милиции города проводила большую работу по мобилизации автомобильного транспорта для нужд фронта.

Значительный вклад в охрану общественного порядка, выявление вражеских и преступных элементов внесли сотрудники паспортных аппаратов городских отделений  милиции. Советское государство с первых дней войны поручило органам НКВД, милиции принимать решительные меры по укреплению в стране паспортного режима, строгому соблюдению должностными лицами и гражданами правил прописки и выписки документов.

Проверка документов

Необходимо  отметить, что эти вопросы были в центре внимания руководства управления, районных отделов и отделений милиции. В годы войны усилился контроль за работой домоуправлений, комендантов общежитий, выявлялись  проживающие без прописки или без документов, были введены специальные должности инспекторов – экспертов для определения поддельных паспортов, осуществлялась проверка документов у граждан и военнослужащих в поездах, на вокзалах, в других общественных местах. Это позволяло разоблачать диверсантов, уголовников, а также лиц, уклоняющихся от службы в Красной Армии.

В укреплении паспортного режима в стране важное значение имела перерегистрация паспортов граждан, проживавших в режимных местностях, запретных зонах и пограничной полосе СССР. В документы жителей этих местностей вклеивался контрольный лист с указанием фамилии, имени, отчества владельца паспорта. Контрольный лист скреплялся гербовой печатью органа милиции. Например, в 1942 году в Москве было  перерегистрировано  более полутора миллионов паспортов. Благодаря высокой бдительности работников паспортных и военно-учетных столов выявлялись и вражеские агенты.

Оперативная обстановка в Москве на протяжении военного периода продолжала оставаться напряженной. Весь коллектив московской городской милиции, прежде всего уголовный розыск, которым вначале руководил К. Рудин, а затем  А. Урусов, активно вел борьбу с преступностью. В уголовном розыске трудились высококвалифицированные специалисты, настоящие мастера розыскного дела: Г. Тыльнер, К. Гребнев, Н. Шестериков, А. Ефимов, И. Ляндрес, И. Кириллович, С. Дегтярев, Л. Рассказов, В. Дерковский, К. Медведев, И. Котов и другие.

Большое внимание органы милиции уделяли вопросам предупреждения краж государственного и личного имущества граждан на предприятиях и в жилом секторе. Так, для предупреждения краж на предприятиях и в учреждениях был установлен строгий порядок сдачи сотрудниками верхней одежды в специальные гардеробы, ограничен допуск в места хранения материальных ценностей, а сами хранилища оборудовались сигнализацией. Категорически запрещалась перевозка денег кассирами без сопровождения их вооруженной охраной. Строго ограничивался допуск сотрудников в учреждения в нерабочее время. Ужесточались меры по отбору сотрудников для охраны предприятий и  учреждений.

В Московском уголовном розыске для экстренного выезда на места происшествий и принятия своевременных мер по раскрытию наиболее опасных преступлений была создана дежурная часть. Ее оперативная группа подчинялась дежурному по управлению милиции города. Несмотря на сложность оперативной обстановки в Москве, близость фронта, частые налеты вражеской авиации на город и бомбежки, сотрудники милиции добились снижения преступности в городе.

В конце октября 1941 года, в самые напряженные дни боев на подступах к Москве, вся городская милиция была сведена в строевые подразделения и составила дивизию милиции, предназначенную для боевых действий на ближних подступах к городу в пяти секторах обороны, которые возглавили генералы и офицеры военных академий, находившихся в Москве.

Захват города Ленинграда являлся одной из первоочередных задач, решаемых фашистской Германией в начальный период войны. В плане "Барбаросса" Ленинград рассматривался как один из главных стратегических объектов нападения на Советский Союз.

Для осуществления этой задачи гитлеровское командование использовало с севера немецкую армию "Норвегия" и две финские армии, поддерживаемые 5-м немецким воздушным флотом и ВВС Финляндии, а с запада - группу армий "Север" в составе 16-й и 18-й армий и 4-й танковой группы, насчитывавших в своем составе 29 дивизий, которые поддерживал 1-й воздушный флот люфтваффе. Уже 1 июля 1941 года была захвачена Рига, 6 июля 1941 года враг овладел городом Остров Псковской области. На северо-западном направлении советские войска непрерывно вели бои на дальних и ближних подступах к Ленинграду. С 10 июля 1941 года началась героическая оборона города.

В соответствии с Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 25 июня 1941 года охрана тыла действующей армии возложена на специальные войска НКВД. При Наркомате  внутренних дел СССР было образовано Главное управление, а при штабах фронтов – управления войск по охране тыла. Управление войск находилось в двойном подчинении: Главному управлению войск и командующему фронтом. В июле 1941 года НКВД  СССР издал директиву, требующую от работников милиции в любое время, в любой обстановке быть готовыми к самостоятельному или совместному с подразделениями Красной Армии выполнению боевых задач по ликвидации диверсионных групп, парашютных десантов и регулярных частей противника, особенно в зоне боевых действий.

С этой целью в Ленинграде были созданы три заградительные линии. Несение службы на первой и третьей из них возлагалось на пограничные войска и подразделения Ленинградского фронта. На второй линии действовали работники милиции города.

Управление особых отделов НКВД СССР возглавлял заместитель наркома внутренних дел А.А. Абакумов  На всех фронтах были созданы особые отделы. Все они представляли органы военной контрразведки, и их структура и состав менялись в зависимости от задач фронта. Например, в ноябре 1942 года в органах военной контрразведки Ленинградского фронта служило 1224 оперативных работника, включая особый отдел фронта, особые отделы 23-й, 42-й, 55-й, 67-й армий, Приморской оперативной группы, Ленинградской армии ПВО.

Военную контрразведку на Ленинградском фронте с начала войны возглавил комиссар Госбезопасности 3-го ранга П. Т. Куприн.

Органы военной разведки свою агентурно-оперативную работу строили с учетом особенностей каждого из фронтов, его роли и места в военно-стратегических планах Ставки Верховного Главнокомандующего.

Особые отделы систематически занимались изучением связей, настроений и поведения личного состава штабов, прежде всего разведывательных, оперативных и шифровальных отделов, узлов связи, складов с боевым имуществом.  Свою оперативно-агентурную деятельность данные отделы строили в тесном контакте с войсками охраны тыла действующей армии, а также с заградительными отрядами. Например, только в мае-октябре 1942 года заградительными службами соединений Ленинградского фронта было задержано 5 444  военнослужащих.

По рассмотрению особыми отделами всех дел за дезертирство было арестовано 304, расстреляно перед строем дезертиров по представлению особых отделов 56, передано материалов предварительного расследования в военную прокуратуру без оформления арестов на 59 дезертиров, возвращено в свои части 4396 военнослужащих. За полгода в войсках фронта были выявлены 855 членовредителей. Из них расстреляны перед строем по постановлению особых отделов 56, арестованы с преданием суду военного трибунала 105, переданы материалы предварительного расследования военной прокуратуре на 714 человек.

За период с мая по октябрь 1942 года через особые отделы Ленинградского фронта прошло 3275 арестованных и 5444 задержанных военнослужащих, т. е. тех, кто был подвергнут фильтрации, всего же 8719 человек.

Безусловно, в обстановке политической подозрительности, которая в условиях войны была наиболее обострена, особые отделы в своей чекистской деятельности много внимания уделяли антисоветским, пораженческим настроениям. Так, особыми отделами Ленинградского фронта за период с мая по ноябрь 1942 года было изъято за изменнические намерения — 599, участников антисоветских групп — 56, за контрреволюционную пораженческую агитацию — 1 710 человек или 72 % от всех задержанных и арестованных.

Задачи войскам НКВД по вопросам поддержания порядка и безопасности в осажденном городе исходили и от начальника гарнизона г. Ленинграда. 26 июня 1941 года Военный совет фронта возложил на начальника войск НКВД по охране тыла генерал-лейтенанта Г.А. Степанова обязанности начальника гарнизона. В своем приказе от 27 июня этого же года "Об обеспечении общественного порядка и государственной безопасности" он отмечал: "… охрану революционного порядка в г. Ленинграде Военный совет фронта возложил на меня, одновременно подчинив мне войска НКО, расположенные на территории Ленинградского гарнизона, рабоче-крестьянскую милицию, истребительные батальоны войск НКВД…", далее а приказе строго регламентировалось время работы предприятий, всех зрелищно-культурных учреждений, определялся пропускной режим для автотранспорта. Другими приказами: "О порядке передвижения автомобильного и гужевого транспорта" от 27 июля 1941 года и "О порядке проверки пропусков на легковом автотранспорте в ночное время" от 31 июля 1941 года определялись конкретные требования к администрации предприятий, к водителям и пассажирам по соблюдению правил, установленных режимом военного времени.

Для предупреждения возможных диверсий врага в тылу войск и на коммуникациях, постановлением Военного совета северо-западного направления от 28 августа 1941 года "О создании зоны заграждения на южных подступах к Ленинграду" и постановлением Военного совета Ленфронта от 18 сентября 1941 года № 00274, войскам охраны тыла НКВД ставилась задача создания на южных и юго-восточных окраинах Ленинграда трех заградительных линий. Первая должна была проходить по тылам наших войск, вторая — по внешнему кольцу города (т. е. по предпортовой ветке до Володарского моста), третья - внутри города по обводному кольцу .

Историческая литература еще не дала ответы на многие вопросы, возникшие при изучении прошедшей войны. Одним из них является правовой аспект деятельности правоохранительных органов и войсковых структур Наркомата Внутренних дел СССР в условиях битвы за Ленинград на протяжении всех блокадных дней.

В условиях блокады, во-первых, значительно расширились исполнительно-распорядительные функции органов НКВД. Руководители органов и подразделений УНКВД пользовались правом на издание обязательных к выполнению жителями и администрациями решений и распоряжений. По более широкому кругу вопросов устанавливалась административная ответственность за различные нарушения исполнительской дисциплины и правопорядка.

Во-вторых, война и блокада Ленинграда с особой отчетливостью раскрыли военно-организационную и правоохранительную мобильность войск и органов НКВД. Оперативно вносились изменения в штаты различных структур с возникновением новых задач, как по охране революционного порядка, противопожарной безопасности, так и внутри самих органов УНКВД. Их деятельность получала максимально полную поддержку всех слоев населения города, общественности, органов местного самоуправления и военных властей. Жители города-фронта, его защитники прекрасно понимали необходимость и важность принимаемых правовых актов, в том числе постановлений и приказов штаба войск по охране тыла фронта и УНКВД о пропускном режиме, соблюдении паспортного режима и всех законов военного времени.

В-третьих, в период Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда внутренние войска и все структурные подразделения органов НКВД СССР продемонстрировали свои высокие профессиональные возможности, знание нормативных документов и умение руководствоваться ими.

В период войны войскам и органам НКВД Ленинграда пришлось выполнять многоплановые задачи, которые касались самого широкого спектра военно-мобилизационного, хозяйственно-эвакуационного, общественно-политического и режимного направлений. Каждое из них требовало привлечения специальных формирований НКВД, способных оперативно и профессионально решать вопросы обеспечения внутреннего режима фронтового города, создать максимум условий для нормальной производственной и бытовой жизни. Это касалось как охраны оборонных предприятий, станций и дорог, так и борьбы с преступностью, детской безнадзорностью, массовыми захоронениями погибших ленинградцев и т.д.

Подобная широта задач с достаточной очевидностью свидетельствует о значительной весомости органов и войск НКВД в экстремальных условиях. Именно поэтому представляется необходимым изучение опыта и уроков их многофункциональной деятельности, выявление правовой основы работы и соблюдения законности.

С 22 июня 1941 года по 1 апреля 1942 года  в Ленинграде  были выявлены при задержании 269 агентов и диверсантов врага.

13 октября 1942 года Военный Совет фронта своим постановлением "О режиме в тылу фронта" потребовал от начальника войск НКВД по охране тыла и начальника УНКВД усиления патрульной службы в населенных пунктах, на улицах города, проведения режимных мероприятий. Этим же постановлением утверждалось "Положение о режиме в тылу войск Ленинградского фронта". Вся территория тыла фронта делилась на три зоны: прифронтовую, тыловую и зону города Ленинграда.

В помощь органам милиции комсомольские организации города скомплектовали 15 специальных отрядов, которые совместно с сотрудниками УНКВД выполняли различные задачи и, прежде всего, дежурство на улицах, у подъездов, на крышах домов. Они охраняли мосты, электростанции и водонапорные башни. 26 августа 1941 года Ленинградский Государственный Комитет ВЛКСМ принял решение о формировании полка революционного порядка со строгой структурой и конкретными обязанностями. Его создание закреплялось специальным постановлением Военного Совета фронта и решением Горисполкома. Правовой базой для выполнения задач являлось временное положение. Все бойцы полка должны были знать обязанности и права Рабочее-Крестьянской милиции. В составе дежурных смен обязательно находился сотрудник милиции, который мог объективно разрешить возникшую правовую ситуацию.

Сотрудниками ОБХСС были выявлены крупные хищения продовольствия на базах, в магазинах, столовых Ленинграда.  В январе 1942 года участились случаи налета и взлома стен в кладовых магазинов, на машины, доставлявшие хлеб.

По решению Военного совета 829 продовольственных магазинов города были взяты под охрану Управлением милиции. 30 января 1942 года начальник Управления Е. Грушко в своей справке Председателю Горисполкома П.С.Попкову указывал, что органами милиции за хищение хлеба задержаны 235 человек. Среди задержанных выявлены зачинщики, следственные дела на которых закончены и переданы на рассмотрение Военного трибунала.

Представляют интерес данные,  приведенные в работе по раскрытию преступлений работниками УНКВД в области продовольствия. Так, за годы блокады к уголовной ответственности только по линии ОБХСС привлекались 13545 человек, было изъято: 23317736 рублей наличными, 4081600 рублей в облигациях, на 73 420 рублей золотых монет, 134 кг золота в изделиях и слитках, 6428 каратов бриллиантов, 767 кг серебра и 48046 долларов. Но, главное - то, что у преступников было изъято продовольствие, в том числе хлеб, сухари, крупы, жиры, консервы, сахар и другие продукты, которые были переданы жителям города.

В целях усиления охраны продовольствия на базах и в пути его следования Военный совет фронта возложил эти задачи на войска НКВД. 23-я дивизия НКВД выделила необходимое количество частей и подразделений и уже к апрелю 1942 года ими охранялось 25 объектов, а летом еще 19 были взяты под охрану .

Эвакуация населения из прифронтовых районов была важнейшей военно-политической задачей. Она предусматривала не только спасение населения от гибели или захвата в плен, но и способствовала привлечению трудоспособного населения к производству народно-хозяйственной и оборонной продукции. Эвакуация детей являлась мерой по  сохранению генофонда нации. Следовательно, она служила интересам национальной безопасности, и важно было ее провести не только масштабно, но и организованно.

От успешного ее осуществления в огромной степени зависел результат вооруженной борьбы и войны в целом. 24 июня 1941 года был образован Совет по эвакуации. 27 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление "Об эвакуации населения, промышленных объектов и материальных ценностей из прифронтовой полосы", в котором перечислялись материальные ценности, подлежащие вывозу в первую очередь, а также постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества».

Ответственная и сложная задача, связанная с эвакуацией населения, встала перед органами местного самоуправления Ленинграда. В конце июня 1941 года была создана и приступила к работе городская комиссия по эвакуации. В первую очередь эвакуировали детей. 29 июня 1941 года исполком Ленгорсовета принимает решение "О вывозе детей из Ленинграда в Ленинградскую и Ярославскую области".  Предполагалось вывезти около 400 тысяч детей. Однако отсутствие достоверной информации о положении на фронте привело к серьезным просчетам.

Несмотря на то, что над некоторыми районами Ленинградской области нависла угроза захвата наступающими немецко-фашистскими войсками, эвакуация туда детей продолжалась до 2 июля. Вражеская авиация приступила к бомбардировке железных дорог, связывавших Ленинград со страной. Под бомбежки попадали и эшелоны с детьми. В связи с этим, эвакуация в районы Ленинградской области была прекращена, а городская комиссия спешно приступила к реэвакуации детей из опасных районов.

До начала блокады из Ленинграда успели вывезти 636 203 человека, в том числе 488 703 коренных ленинградца и 147 500 беженцев из Прибалтики, Карелии и Ленинградской области. В кольце блокады продолжали оставаться (включая призванных в армию и на флот, вступивших в части народного ополчения) 2469 400 ленинградцев (из 3 190 000 проживавших перед войной). По подсчетам исследователей, в блокированном городе осталось 2544 тыс. человек, в том числе около 400 тыс. детей. Кроме того, в пригородных районах, в кольце блокады, осталось 343 тыс. человек. 

Таким образом, за два с половиной месяца, прошедших с начала войны, была осуществлена огромная работа по перемещению из Ленинграда значительного числа его жителей. В то же время полностью вывезти население, подлежащее эвакуации из города, не удалось. 8 сентября 1941 года с захватом немецко-фашистскими войсками Шлиссельбурга, прямая железнодорожная связь Ленинграда со страной прекратилась. Эвакуацию населения и, прежде всего, ученых, конструкторов, инженеров и детей пришлось осуществлять из осажденного города уже в новых, чрезвычайно сложных условиях.

Поддержание общественного порядка при эвакуации было возложено на органы милиции. В УНКВД была создана оперативная группа, которая должна была оказывать постоянную помощь исполкому Ленгорсовета в осуществлении эвакуации населения из Ленинграда. В состав группы вошли: С.С. Снегирев, И.В.Яковлев, В.В. Виноградов, М.М. Троян и другие. Группа обеспечивала сопровождение эвакуированных по Ириновской железнодорожной ветке до западного берега Ладожского озера. На восточном берегу Ладоги в Кобоне находилась оперативная группа милиции, возглавляемая М.В. Миняевым, которая принимала эвакуированных и обеспечивала дальнейшую их отправку по железной дороге в п. Войбокало.

Второй путь эвакуации по старому Охтинскому тракту до ст. Борисова Грива обслуживался специально созданным отрядом ленинградской милиции. Отряд был многочисленен, состоял из сотрудников различных служб. На всем протяжении тракта выставлялись посты. Деятельность органов внутренних дел по обеспечению эвакуации из блокадного города осуществлялась по следующим направлениям:

1) обеспечение охраны оборудования, демонтированного с предприятий, от места погрузки до размещения в вагонах;

2) сопровождение совместно с войсками НКВД и бригадами специалистов эвакуируемых предприятий эшелонов и охрана грузов в пути следования;

3) обеспечение организации эвакуации материальных ресурсов, колхозов и совхозов;

4) обеспечение перебазирования научно-исследовательских учреждений, вузов, музеев и других учреждений культуры;

5) регулирование и сопровождение потоков беженцев в прифронтовой полосе;

6) обеспечение реэвакуации детей из прифронтовой полосы;

7) обеспечение организованной эвакуации населения;

8) обеспечение общественного порядка, охрана имущества и грузов на эвакуационных коммуникациях;

9) обеспечение эвакуации части предприятий из фронтовой полосы в другие районы города;

10) обеспечение переселения населения внутри города из районов, подвергающихся систематическому артобстрелу и находящихся во фронтовой полосе, в районы, менее подвергающиеся артобстрелу.

В условиях особой обстановки в Ленинграде возник новый вид преступлений - людоедство (каннибализм). Для выявления и пресечения преступной деятельности этих лиц в УНКВД была создана специальная группа. Она сумела выявить и передать в следственные органы дела на 886 человек, уличенных в каннибализме. Все они квалифицировались как бандитизм (ст. 59-3 УК РСФСР) .

Строки из писем, изъятых военной цензурой (из архивных документов управления ФСБ по С.-Петербургу и области; материалы Управления НКВД по Ленинградской области):

"…Наш любимый Ленинград превратился в свалку грязи и покойников. Трамваи давно не ходят, света нет, топлива нет, вода замерзла, уборные не работают. Самое главное - мучает голод… Мы превратились в стаю голодных зверей. Идешь по улице, встречаешь людей, которые шатаются, как пьяные, падают и умирают. Мы уже привыкли к таким картинам и не обращаем внимания, потому что сегодня они умерли, а завтра я… Ленинград стал моргом, улицы стали проспектами мертвых. В каждом доме в подвале склад мертвецов. По улицам вереницы покойников".

В условиях особой обстановки Ленинграда возник новый вид преступлений.  Все убийства с целью поедания мяса убитых в силу их особой опасности квалифицировались как бандитизм… Социальный состав лиц, преданных суду за совершение указанных выше преступлений, характеризуются следующими данными. По полу: мужчин - 36,5%; женщин - 63,5%. По возрасту: от 16 до 20 лет - 21,6%; от 20 до 30 лет - 23%; от 30 до 40 лет - 26,4%; старше 40 лет - 29%. По роду занятий: рабочих - 41%; служащих - 4,5%; крестьян - 0,7%; безработных - 22,4%; без определенных занятий - 31%… Из привлеченных к уголовной ответственности имели в прошлом судимости 2%".

В декабре 1941 года были зафиксированы первые случаи каннибализма. По данным УНКВД по Ленинградской области, за употребление человеческого мяса были арестованы в декабре 1941 года 43 человека, в январе 1942 года - 366, феврале - 612, марте - 399, апреле - 300, мае - 326, июне - 56. Затем цифры пошли на убыль, с июля по декабрь 1942 года были взяты с поличным всего 30 людоедов. Людоедов военные трибуналы приговаривали к расстрелу с конфискацией имущества. Приговоры были окончательными, обжалованию не подлежали и немедленно приводились в исполнение.

Участие в партизанском движении

Сформированные во исполнение постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 24 июня 1941 года "О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе" в местностях, объявленных на военном положении, истребительные батальоны действовали под руководством органов внутренних дел. Их главной задачей была борьба с парашютными десантами и диверсантами, охрана важных объектов народного хозяйства, оказание помощи милиции в поддержании общественного порядка.

Приказом НКВД СССР от 25 июня был организован штаб в НКВД СССР, а в НКВД-УНКВД – оперативные группы и началось формирование истребительных батальонов. 27 июня было принято решение создать в каждом районе Москвы и Московской области по одному истребительному батальону. В короткий срок были сформированы 88 истребительных батальонов, в которых насчитывалось около 30 000 бойцов.

Приказом НКВД СССР от 9 июля 1941 года уточнялись задачи истребительных батальонов, предписывалось численность каждого довести до 500 человек. Бойцы освобождались от мобилизации, от работы на предприятиях (с сохранением зарплаты) и переводились на казарменное положение. В каждый из 35 истребительных батальонов на различные командные должности отдел кадров НКВД СССР выделил по 15 чекистов, освободив их от исполнения всех других обязанностей. Истребительные батальоны в кратчайшие сроки были сформированы и в других регионах. Так, в Ленинградской области в июле 1941 года действовали 168 истребительных батальонов, в Орловской – 75, в Сталинградской – 66.

17 октября 1941 года был сформирован истребительный мотострелковый полк Управления НКВД г. Москвы и Московской области. Кроме работников милиции и бойцов истребительных батальонов, в полку было немало добровольцев 1-го Московского часового завода, Типографии "Красный пролетарий", сотрудников органов государственной безопасности, студентов и преподавателей Института  физической культуры, промышленной академии. Командиром полка был назначен полковник А.Я. Махоньков, много лет служивший в пограничных войсках, а комиссаром полка – заместитель  начальника Управления НКВД Москвы и Московской области, комиссар государственной безопасности М.А. Запевалин. Перед истребительным полком были поставлены две основные задачи: первая – сбор разведывательных данных о противнике и вторая – проведение диверсий в тылу врага. С учетом этих задач строилась вся боевая и политическая подготовка бойцов и командиров части.

7 ноября 1941 года истребительный мотострелковый  полк принял участие в историческом параде войск Московского гарнизона на Красной площади.

С ноября 1941 года по май 1942 года всего в тылу врага действовали 125 истребительно-диверсионных групп полка, в которых насчитывалось 3678 бойцов и командиров. В результате их боевой деятельности истреблено 4390 фашистов, уничтожено 12 танков, 56 автомашин,  5 паровозов, 66 вагонов с живой силой, 17 платформ, 37 повозок с боеприпасами, 3 склада с горючим и боеприпасами, 1 самолет.

26 июня 1942 года по приказу Народного комиссара внутренних дел  СССР Московский истребительный полк УНКВД, принимавший активное участие в битве за столицу, был переименован в 308-й стрелковый полк внутренних войск НКВД СССР. 10 июля 1942 года, доукомплектовавшись личным составом и материальной частью, он получил приказ о передислокации на Северный Кавказ, где военная обстановка складывалась не в пользу советских войск. Гитлеровцам удалось прорвать оборону частей Красной Армии, и они быстро продвигались в направлении городов Орджоникидзе, Грозный, Гудермес, стремясь захватить  нефтяные промыслы Баку.  Через 10 дней полк прибыл в город Грозный и вошел в состав Грозненской дивизии внутренних войск. Личному составу полка было поручено ответственное задание - установить заслон на железнодорожной станции с целью проверки документов у военнослужащих. Благодаря бдительности воинов-чекистов было задержано немало агентов противника, заброшенных в тыл советских войск под видом бойцов и  командиров Красной Армии.

А  в октябре 1942 года отдельные подразделения полка были направлены в горные районы для борьбы с парашютистами и диверсантами, а также для ликвидации банд фашистских пособников. Эту задачу они успешно выполнили – район был полностью очищен от вражеской агентуры. В январе 1943 года полк передислоцировали в Моздок, где личный состав занимался разминированием объектов и местности. Обезвреживание более 15 тысяч мин позволило не только избежать жертв  среди местного населения, но и быстро приступить к восстановлению разрушенного врагом хозяйства этого региона.

В марте 1943 года 308-й полк был направлен на фронт в район Краснодара и в составе Особой Орджоникидзевской стрелковой дивизии войск НКВД влился в Северную группу войск Северо-Кавказского фронта.

Опыт партизанской борьбы, приобретенный полком в Подмосковье, на Смоленщине и в Брянских лесах, был использован и на Кубани. Так, заброшенные в тыл к фашистским частям, оборонявшим "Голубую линию", группы бойцов под командованием И.В. Курмышова и В.И. Логинова внесли весомый вклад в разгром врага.

В мае 1943 года личный состав принял участие в жесточайшем сражении, развернувшемся северо-западнее станицы Крымской. Более 50 немецких танков при поддержке пехоты двинулись на позиции, занимаемые полком. Мужественно отражая атаки противника, воины уничтожили 26 танков. За мужество и героизм, проявленные в сражениях с врагом, 80 процентов личного состава полка были удостоены государственных наград.

В соответствии с директивой НКВД СССР № 205-1941 года в каждом населенном пункте были организованы группы охраны общественного порядка численностью не менее 12 человек. В числе других обязанностей на них были возложены проверка документов всех посторонних, появляющихся на территории населенного пункта; сопровождение задержанных в сельсовет или ближайший орган НКВД; охрана мостов, промышленных предприятий и колхозного имущества; наблюдение за исполнением правил светомаскировки в местностях, где она устанавливалась; сообщение в ближайшую воинскую часть или сельсовет о появлении вражеских самолетов или десантов. Выполняя эти задачи, группы несли дежурства по населенным пунктам в виде постов, выставляли пикеты-заслоны на дорогах и на въездах в населенные пункты, вели наблюдение за воздухом.

Всенародная борьба в тылу врага по своему характеру, размаху и нанесенным оккупантам потерям не имеет аналогов в истории. Во время Великой Отечественной войны во вражеском тылу действовало около 6200 партизанских формирований. По данным исследований последних лет, в составе партизанских формирований находилось 2,8 млн. человек, которых поддерживало не менее 300 тыс. партизан-одиночек и 220 тыс. подпольщиков. Солдаты и офицеры войск НКВД СССР, выполнявшие специальные боевые задачи, вливаясь в партизанские отряды, становились их основой, перестраивали или создавали их по армейскому образцу, придавая им вид войсковых частей и подразделений, несмотря на то, что партизанские отряды являлись нерегулярными вооруженными формированиями. В Ленинградской области к партизанским действиям в тылу врага перешли 25 истребительных  батальонов. От партизанских отрядов боевая деятельность истребительных батальонов отличалась тем, что они  направлялись в тыл противника  для выполнения отдельных конкретных заданий с  обязательным возвращением через линию фронта на место своего постоянного дислоцирования. Партизанские же отряды постоянно находились на о купированной  врагом территории, имели районы (зоны) боевых действий, заранее  закладывали базы с продовольствием и вооружением, опирались в своей работе на поддержку местного населения, были тесно связаны с партийным и комсомольским подпольем, располагали конспиративными квартирами и своими связными.

В Ленинградской области в партизанские отряды в 1941-1942 гг. было направлено около 1300 военнослужащих из состава войск НКВД.  На базе полков внутренних войск формировались специальные отряды, успешно действовавшие в тылу противника с первых дней войны.

 В Ленинградской области была создана учебная база, на которой создаваемые отряды обучались тактике партизанской борьбы. Командно-политический состав проходил подготовку по программе, составленной штабом Ленинградского фронта.

Управление НКВД Московской области в самые трудные дни обороны Москвы, с 9  ноября по 23 декабря 1941 г., направило в тыл противника 189 истребительно-диверсионных групп, которые уничтожили 1504 солдата и офицера, 1 самолет, 16 танков и бронемашин, 108 грузовых машин, 2 автозаправщика. Истребители пустили под откос 2 эшелона, заминировали 22 участка дорог и в 66 местах повредили связь. Всего, по неполным данным, бойцы и командиры истребительных батальонов и диверсионно-партизанских отрядов Подмосковья с июня 1941 г. по 21 января 1942 г. уничтожили фашистов – 2014, танков и бронемашин – 30, дзотов – 3, машин и мотоциклов – 104, орудий – 14, кабеля телефонного – 53 км. В это время в тылу врага действовали 5429 человек, из которых 88 были убиты, 187 ранены, 75 пропали без вести. За проявленную доблесть и мужество 103 человека награждены орденами и медалями Союза СССР.

Руководитель истребительного батальона , начальник милиции г. Сухиничи Е.И. Осипенков в числе последних ушел из разбитого города. Став начальником штаба небольшого мобильного отряда, костяк которого составили работники НКВД. Командовал отрядом сотрудник угрозыска Д.Т. Тетерчев. За доблесть, мужество и отвагу, проявленные в партизанской борьбе, Ефим Ильич Осипенко был награжден медалью «Партизану Отечественной войны» I степени за № 000001.

Центральный штаб партизанского движения летом 1942 г. направил в тыл врага на территорию Белоруссии кавалерийский отряд добровольцев из работников НКВД и московской милиции численностью в 50 всадников. Его возглавил один из партизанских  руководителей периода гражданской войны в Приамурье, ближайший соратник С.Г. Лазо – А.К. Флегонтов.

Конный отряд Флегонтова в результате численного роста превратился в бригаду, которая только за 8 месяцев уничтожила 4518 фашистов, пустила под откос 100 вражеских эшелонов, взорвала 9 железнодорожных мостов и 39 бензохранилищ, подбила 5 танков, 150 автомашин, 15 орудий и 2 самолета.

Активно действовали подобные формирования во время битвы за Москву. Бойцом одного из диверсионных отрядов НКВД в Наро-Фоминском районе была легендарная Таня – Герой Советского Союза Зоя Космодемьянская.

На Волоколамском направлении действовал милицейский отряд лыжников численностью 300 человек. В своих воспоминаниях Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский писал: «Среди добровольцев, прибывших на пополнение 16-й армии, был отряд лыжников, сформированный из работников московской милиции. Этот отряд был предназначен для действий в тылу врага. По поступившим в то время сведениям, отряд действовал на нашем направлении очень удачно. Многие бойцы отряда не вернулись, пали жертвой немецких оккупантов, но их подвиг будет вечно служить примером выполнения патриотического долга в грозный час истории нашей Родины.

Охрана тыла действующей армии

Специальные войска НКВД в соответствии с постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 25 июня 1941 г. обеспечивали охрану тыла действующей армии. При Наркомате внутренних дел СССР было образовано Главное управление, а при штабах фронтов – управления войск по охране тыла. Управления войск находились в двойном подчинении: Главному управлению войск и командующему фронтом.

В годы войны бойцы войск НКВД по охране тыла действующей армии задержали тысячи шпионов и диверсантов. В Москве обеспечивалось круглосуточное патрулирование нарядами военного коменданта и милиции. Кроме того, на дорожных магистралях, ведущих к столице, выставлялись милицейские заставы. Они осуществляли контроль за въезжающим в Москву транспортом, а также за лицами, следующими пешком. Не имеющие документов гражданские лица направлялись для проверки в отделения милиции, а военно­служащие – в военную комендатуру.

В Ленинграде с этой же целью были созданы три заградительные линии. Несение службы на первой и третьей из них возлагалось на пограничные войска и подразделения Ленинградского фронта. На второй линии действовали работники милиции города. Здесь функционировали пять комендатур, контрольно-пропускные посты, между которыми патрулировали наряды милиции.

В докладной записке на имя председателя исполкома Ленинградского городского Совета начальник управления милиции Е.С. Глушко сообщал, что личный состав работает по 14–15 часов в сутки, а командно-оперативный – по 18 часов. Ежедневно в отряде регулирования уличного движения выбывали из строя по 60-65 человек, в отрядах речной милиции – по 20–25 человек, а в большинстве отделений милиции по 8–10 человек. Причиной тому были голод и болезни. Многие из них  умирали. Норма довольствия снизилась до 250 граммов хлеба в день, да и тот выдавали не всегда. В январе 1942 г. от голода умерли 166 сотрудников милиции, более 1600 находились при смерти. В феврале 1942 г. умерли 212 работников милиции.

За проявленные героизм и мужество указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 августа 1944 г. Ленинградская милиция была награждена орденом Красного Знамени.

Когда фронт переместился за границы Советского Союза, были приняты дополнительные меры для обеспечения надежного тыла действующей армии. В январе 1945 г. для очистки тылов от «вражеских элементов» по 1-му и 2-му Прибалтийским, 1–3-му Белорусским, 1-му и 4-му Украинским фронтам были назначены уполномоченные НКВД СССР. Помимо прочего, на них возлагалась организация арестов командно-оперативного состава полицейских органов, руководителей тюрем, концлагерей и военных комендатур, прокуроров, следователей и членов военных судов, членов и руководителей органов управления и фашистских организаций. Для этого им были подчинены дислоцировавшиеся на соответствующей территории войска НКВД численностью 58 999 человек, а также 1050 опытных оперативных работников. С января по апрель 1945 г. в результате мер по очистке тылов действующей армии было арестовано 215 540 советских и иностранных граждан, в том числе 8470 агентов из гласного состава разведывательных и контрразведывательных органов противника, террористов и диверсантов; 123 166 участников фашистских организаций; 3319 лиц командного и оперативного состава полицейских органов, тюрем, концлагерей, сотрудников прокуратуры и судебных органов; 2272 руководителей крупных хозяйственных и административных органов, работников печатных изданий.

Вклад в Победу

Внутренние войска НКВД СССР участвовали в приграничных боях, обороне Москвы, Ленинграда, Сталинграда, Северного Кавказа; участвовали в ряде наступательных операций Красной армии в 1941-1943 гг. На завершающем этапе войны вели борьбу с националистическим подпольем и его вооруженными формированиями. Части и соединения достойно решали возложенные на них задачи. Бойцы и командиры проявляли мужество и отвагу в борьбе с врагом. Боевая  доблесть 18-ти соединений и частей была отмечена орденами или присвоением почетных наименований. Более 100 тысяч военнослужащих войск были награждены орденами и медалями, а свыше 200 воспитанников войск удостоены звания Героя Советского Союза 97700 солдат, сержантов и офицеров внутренних войск положили свои жизни на алтарь Победы.

К началу Великой Отечественной войны в западных приграничных районах СССР несли службу части и подразделения 12 соединений внутренних войск. Они охраняли важные промышленные предприятия, железнодорожные и крупные шоссейные мосты, тоннели, выполняли другие задачи.

Охрана объектов осуществлялась гарнизонами численностью от 10 человек и более. Значительную часть гарнизонов возглавляли сержанты срочной службы. Некоторое представление о количестве охраняемых объектов, численности гарнизонов дает следующий пример. В феврале 1941 года на Кишиневской железной дороге две роты 57-го полка выставляли 19 гарнизонов для охраны 15 железнодорожных мостов, двух тоннелей и трех водокачек.

Эти малочисленные гарнизоны вместе с пограничниками, передовыми частями Красной армии приняли на себя первый удар немецко-фашистских войск на рассвете 22 июня 1941 года. Драться с врагом им пришлось в сложной обстановке, которая характеризовалась многократным превосходством противника в живой силе и технике; беспрерывными ударами фашистской авиации; действиями вражеских диверсантов и местных националистов; отсутствием взаимодействия и потерей управления со стороны вышестоящих штабов из-за не налаженной связи вследствие бомбежек, артобстрелов и действий диверсантов.

В этой тяжелой обстановке личный состав гарнизонов, как и пограничных застав, стойко и упорно оборонял охраняемые объекты, защищал каждую пядь родной земли, не щадя своей крови и самой жизни. В подтверждение этого можно привести некоторые примеры.

Гарнизон уже упоминавшегося 57-го полка 4-й дивизии численностью 27 человек, начиная с 4 часов 22 июня, в течение последующих пяти суток упорно оборонял на важном стратегическом направлении железнодорожный мост через реку Прут на пограничной станции Унгены. Противник бросил на штурм моста значительные силы пехоты, поддержанной артиллерией, но не смог сломить героического сопротивления гарнизона. Только к концу пятых суток гарнизон по приказу старшего командира оставил занимаемый рубеж.

Более 6 часов с начала войны сдерживали натиск крупных сил противника гарнизоны по охране железнодорожных мостов и личный состав погранзастав в городе Перемышле.

Не дрогнули перед превосходящими силами врага и воины 5-й роты 64-го полка, которым командовал лейтенант А. Ветер. Они первыми встретили отряд вражеских мотоциклистов и отразили его атаку. Бойцы роты до последнего удерживали мост через реку Западный Буг. Все они геройски погибли в неравном бою.

До последних патрона и гранаты, до последнего бойца сражались с захватчиками многие гарнизоны и других частей. Так, будучи окружены противником, погибли, но не сдались врагу гарнизоны 84-го полка: в городах Кретингу, Укмерге, Алитуса, Таураге, Канюкай, Середняки на территории Литвы.

В рядах защитников легендарной Брестской крепости героически сражались бойцы и командиры 132-го отдельного батальона конвойных войск. Именно в подвальном помещении казармы этой части была оставлена на стене глубоко волнующая и широко известная надпись: "Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина! 20/VII-41 г.". Эта надпись была сделана защитником крепости военнослужащим этого батальона Федором Рябовым месяц спустя после начала войны, когда немцы уже ворвались в Смоленск.

В боевых действиях первых дней войны участвовали бронепоезда 3-й, 4-й, 9-й, 10-й дивизий по охране железнодорожных сооружений. Они применялись главным образом для борьбы с танковыми частями и подразделениями фашистских войск и во многих случаях действовали весьма эффективно.

Умело, отважно сражались с врагом в первые дни войны командиры и бойцы мотострелковых соединений и частей внутренних войск. Так, подразделения 16-го мотострелкового полка под командованием майора П.С. Бабича 24 июня приняли первый бой с противником. В те дни в районе Луцк - Броды - Дубно механизированные корпуса Красной армии наносили контрудар по прорвавшимся танковым дивизиям врага. В ожесточенных боях полк подбил 18 немецких танков и бронемашин, уничтожил свыше 100 вражеских солдат и офицеров. Неприятель был задержан под Бродами на сутки.

В Прибалтике в составе 8-й армии успешно действовала сформированная в первые дни войны 22-я мотострелковая дивизия, которой командовал полковник А.С. Головко. 28 июня части дивизии заняли оборону на берегу Западной Двины в районе города Риги. Под сильным артиллерийским огнем и ударами авиации противника, неся серьезные потери, дивизия более двух суток удерживала переправы через реку, обеспечивая отход соединений 8-й армии на правый берег Западной Двины. Затем, отбивая непрерывные атаки гитлеровцев, вышла из городка.

В дальнейшем части 22-й дивизии успешно действовали в обороне города Таллина, что было отмечено бывшим командующим Балтийским флотом адмиралом В.Ф. Трибуцем: "Сильное сопротивление противнику оказали части 22-й дивизии НКВД, поддержанные артиллерийским огнем канонерских лодок…".

Особое значение гитлеровское руководство придавало захвату Ленинграда. В обороне города участвовали 1-я, 5-я, 20-я, 21-я, 23-я дивизии, 225-й конвойный полк и другие части войск НКВД, Ново-Петергофское военно-политическое училище. Бойцы и командиры мужественно и отважно сражались с врагом.

Первыми Героями Советского Союза во внутренних войсках в годы войны стали защитники Ленинграда: артиллерист младший лейтенант А. Дивочкин, санинструктор роты красноармеец А. Кокорин и политработник старший политрук Н. Руденко.

Стойко обороняли юго-восточные подступы к городу Шлиссельбург и древнюю русскую крепость Орешек части 1-й дивизии под командованием полковника С.И. Донскова. Они не только успешно отражали атаки врага, но вместе с частями Красной армии сумели захватить небольшой плацдарм на левом берегу реки Невы, так называемый "Невский пятачок", сыгравший важную роль в последующих действиях наших войск.

В последующем 1-я дивизия была удостоена почетного наименования "Лужская", награждена орденом Суворова II степени и передана в состав Красной армии.

Южные подступы к Ленинграду надежно прикрыла 21-я дивизия под командованием полковника М.Д. Папченко. Она была в числе первых соединений, остановивших врага у стен Ленинграда. Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, вспоминая впоследствии, называет 21-ю дивизию одной из первых, отличившихся в отражении удара врага с юга. В августе 1942 года дивизия вошла в состав 42-й армии, стала именоваться 109-й стрелковой и была награждена орденом Красного Знамени, удостоена почетного наименования "Ленинградская".

Свой вклад в оборону города на Неве внесла 23-я (бывшая 2-я) дивизия по охране железнодорожных сооружений под командованием полковника А.К. Янгеля. Части дивизии дрались с фашистами на дальних подступах к Ленинграду, а затем - у стен города. Они обеспечивали перевозку людей и грузов по "Дороге жизни", осуществляли охрану складов продовольствия, боеприпасов, горюче-смазочных материалов. В обороне Ленинграда участвовали шесть бронепоездов 23-й дивизии.

На Ленинградском фронте зародилось снайперское движение во внутренних войсках. И уже в первых числах августа 1942 года снайперами внутренних войск было уничтожено 8430 фашистских солдат и офицеров. Особенно отличились снайперы 1-й дивизии старшина И.В. Вежливцев и красноармеец П.И. Голиченков, уничтожившие соответственно 134 и 140 гитлеровцев и удостоенные звания Героя Советского Союза. Всего за годы войны в войсках НКВД было подготовлено около 28 тысяч снайперов. Команды снайперов неоднократно выезжали на боевые стажировки на фронт.

  

Частям внутренних войск довелось участвовать в прорыве блокады Ленинграда в январе 1944 года. Незадолго до этого 1-й артиллерийский полк дивизии имени Ф. Дзержинского и 2-й артиллерийский полк 2-й мотострелковой дивизии убыли на боевую стажировку на сравнительно спокойный, как казалось, Волховский фронт. Но 14 января советские войска под Ленинградом перешли в решительное наступление, в котором в составе 59-й армии приняли участие и оба артиллерийских полка внутренних войск. Вместе с частями армии они участвовали в освобождении от захватчиков г. Новгорода. Приказом Верховного Главнокомандующего отличившимся частям и соединениям, в том числе 1-му и 2-му артиллерийским полкам, было присвоено почетное наименование "Новгородский".

140-я Сибирская стрелковая дивизия, сформированная в Новосибирске в основном из личного состава войск НКВД по охране железных дорог, была удостоена орденов Ленина, дважды Красного Знамени, Суворова II степени и Кутузова II степени. Ей было присвоено почетное наименование "Новгород-Северская". Боевое Знамя прославленной дивизии, как выдающаяся реликвия, экспонируется в зале Победы Центрального музея Вооруженных Сил Российской Федерации.

175-я Уральская стрелковая дивизия отличилась в упорнейших боях по овладению стратегическим узлом железных дорог – Ковелем, прошла трудными сражениями до Потсдама. Дивизия была награждена орденами Красного Знамени и Кутузова II степени, удостоена почетного наименования "Ковельская".

Главной целью немецко-фашистских войск в 1941 году был захват Москвы, для чего были сосредоточены огромные силы. Плечом к плечу с Красной армией участвовали в обороне столицы части и подразделения соединений внутренних войск. Они сражались как на дальних подступах, так и в непосредственной близости к городу. Причем нередко части войск НКВД бросались туда, где складывалась критическая обстановка.

На дальних подступах к Москве, в боях под Мценском успешно действовал 34-й мотострелковый полк. Только за два дня боев в октябре 1941 года полком было уничтожено 18 танков и бронемашин, 2 самолета, рассеяно до двух батальонов пехоты противника. Мужественно сражались с фашистскими танками и мотопехотой, прорвавшимися в районе города Боровска, подразделения 2-го полка отдельной мотострелковой дивизии особого назначения (ОМСДОН).

В боях в районе Яхромы – Дмитрова отличился личный состав 73-го отдельного бронепоезда.

Славную страницу в историю битвы под Москвой вписали защитники Тулы, среди которых были бойцы и командиры 156-го полка внутренних войск. Полк занимал оборону на направлении главного удара врага и в течение нескольких дней подряд отражал яростные атаки его танков и пехоты. За проявленную воинскую доблесть и образцовое выполнение боевых заданий полк был награжден орденом Красного Знамени.

Поражение немецко-фашистских войск под Москвой, в который внесли свою лепту части внутренних войск, развеял миф о непобедимости немецко-фашистской армии, явился началом коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны.

В ожесточенных сражениях летом и осенью 1941 года на Украине самоотверженно дрались с врагом бойцы и командиры 10-й и 4-й дивизий по охране железнодорожных сооружений, 13-й конвойной и 5-й дивизий, 57-й и 71-й бригад по охране особо важных предприятий промышленности, ряда отдельных частей.

Они участвовали в обороне Киева, Одессы, Запорожья, Харькова, Донбасса, других промышленных и административных центров. В боях за Киев отличились 4-й Краснознаменный, 6-й и 16-й мотострелковые полки, части 4-й дивизии, особенно 56-й бронепоезд, удостоенный за самоотверженность и мужество личного состава ордена Красного Знамени.

Исключительную стойкость и упорство проявили в обороне Днепрогэса и мостов через Днепр подразделения 157-го полка 57-й бригады. В ходе многодневных кровопролитных боев в Донбассе успешно действовали 175-й полк 71-й бригады. Полк был награжден орденом Красного Знамени. В целом 71-я бригада в наступательных боях в декабре 1941 года освободила более 20 населенных пунктов в центральной части Донбасса, уничтожила более 4 тысяч вражеских солдат и офицеров.

В кровопролитных боях при обороне города Харькова в марте 1943 года стойкость, мужество и самоотверженность проявили личный состав 17-й стрелковой бригады под командованием полковника  И.А. Танкопия, удостоенного впоследствии звания Героя Советского Союза (посмертно) и 143-го стрелкового полка. Так, только за один день боев  - 2 марта – в районе города Изюма подразделениями полка было уничтожено 8 танков, 2 самоходных орудия, до 300 солдат и офицеров противника.

Стойкость и мужество проявили воины внутренних войск в битве за Сталинград. Вместе с частями Красной армии героически сражались бойцы и командиры 10-й стрелковой дивизии, 91-го полка по охране железных дорог, 178-го промышленного и 249-го конвойного полков, прославившегося в боях под Москвой 73-го бронепоезда. 10-я дивизия до подхода войск 62-й армии была основной силой Сталинградского гарнизона, а ее командир – полковник А.А. Сараев до 12 сентября являлся начальником гарнизона и укрепрайона.

В осажденном городе плечом к плечу с воинами легендарной 62-й армии стояли насмерть бойцы и командиры внутренних войск НКВД СССР. На их счету немало героических подвигов. В одном из ожесточенных боев красноармеец 272-го полка Алексей Ващенко закрыл своим телом амбразуру фашистского дзота. Это произошло 5 сентября 1942 года, почти за полгода до известного подвига Александра Матросова. А. Ващенко был посмертно награжден орденом Ленина. Он навечно зачислен в списки своей части.

За 56 суток непрерывных боев 10-я дивизия подбила и сожгла 113 фашистских танков, уничтожила более 15 тысяч гитлеровцев. Но и потери дивизии были тяжелыми.

Первый секретарь Сталинградского обкома и горкома ВКП(б), член Военного Совета фронта А.С. Чуянов свидетельствовал после войны: выведенная из боев в первых числах октября 1942 года дивизия переправилась на левый берег Волги, имея в своем составе едва 200 человек.

10-я дивизия - единственная из всех соединений, участвовавших в Сталинградской битве, была удостоена ордена Ленина.

  

В сражении за Сталинград отличилась 95-я стрелковая дивизия под командованием полковника В.А. Горишного, 63-я дивизия (командир – полковник Н.Д. Козин), ставшие гвардейскими и в дальнейшем переданные в состав Красной армии  и получившие наименования – 13-я мотострелковая и 8-я мотострелковая дивизии соответственно.

Напряженными были бои за ворота Кавказа – город Ростов. В них принимали участие 230-й и 33-й полки войск НКВД СССР. Доблесть и мужество бойцов и командиров 230-го полка были отмечены орденом Красного Знамени.

Одновременно с наступлением на Сталинград немецко-фашистские полчища рвались на Кавказ, имея далеко идущий замысел. В рядах героических защитников Кавказа были части девяти дивизий внутренних войск. Они стойко дрались на Керченском полуострове, на берегах Манычского канала, в районах Нальчика, Орджоникидзе и Моздока, на подступах к Туапсе, на перевалах Главного Кавказского хребта.

В ожесточенных оборонительных, а затем наступательных боях бойцы и командиры проявили самоотверженность и отвагу. Героические подвиги совершили сержанты Петр Барбашев и Петр Таран, младший лейтенант Петр Гужвин, старший лейтенант Петр Самойленко, капитан Иван Кузнецов, замполитрука Аркадий Климашевский и многие другие.

В боях на "Малой земле" и при штурме Новороссийска прославили свое Боевой Знамя воины 290-го стрелкового полка, удостоенного почетного наименования "Новороссийский". 665 бойцов и командиров полка были награждены орденами и медалями. Командиру полка подполковнику И.В. Пискареву было присвоено звание Героя Советского Союза.

После разгрома фашистских войск под Сталинградом и на Кавказе Красная армия вырвала стратегическую инициативу и удерживала ее до конца войны. Решающим событием 1943 года явилась битва на Курской дуге. В разгром крупнейшей группировки фашистских войск внесли свой вклад дивизии Отдельной армии войск НКВД, переданной в феврале 1943 года в состав  Красной армии и получившей наименование 70-й армии.

Сформированные из пограничников и военнослужащих внутренних войск, эти дивизии сражались упорно и мужественно. Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский, командовавший войсками Центрального фронта, спустя годы вспоминал: "На Курской дуге вместе с другими нашими армиями успешно вели боевые действия 70-я армия, сформированная из  личного состава пограничных и внутренних войск. В полосе обороны этой армии с 5 по 12 июля 1943 года (за 8 дней) противник потерял до 20 тысяч солдат и офицеров, было подбито и сожжено 572 вражеских танка, из них 60 "тигров", сбито 70 самолетов. Эти факты красноречиво говорят о мужестве и отваге пограничников, воинов внутренних войск".

Дивизии внутренних войск, входившие в состав 70-й армии, после победы на Курской дуге продолжали свой победный путь на запад. Так, 181-я (бывшая 10-я) ордена Ленина Сталинградская дивизия участвовала в освобождении Чернигова, Коростеня, Луцка и других городов. На Боевом Знамени дивизии появились еще три ордена: Красного Знамени, Суворова II степени и Кутузова II степени. 20 военнослужащих удостоены звания Герой Советского Союза, пять военнослужащих стали полными кавалерами ордена Славы.

Военнослужащие внутренних войск принимали участие не только в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны, но и вели борьбу в тылу врага.

Военнослужащие войск специально направлялись на формирование партизанских отрядов, вливались в ряды народных мстителей, выходя из вражеского окружения. Командиры и политработники войск откомандировывались на руководящие должности в партизанские отряды и соединения. В составе войск НКВД была создана осенью 1941 года Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), ставшая учебным центром подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов для действий в тылу противника.

Из войск НКВД неоднократно выделялся кадровый состав для действий в тылу врага. В июле-августе 1941 года из воинов-добровольцев пограничных и внутренних войск, оперативных сотрудников НКВД, партийных и комсомольских работников в Киеве были сформированы два партизанских полка. На Ленинградском фронте было создано несколько партизанских отрядов из добровольцев войск НКВД. В течение августа-сентября 1941 года в эти отряды влилась тысяча воинов, а в 1942 году еще 300 бойцов-чекистов. 60 человек из 13-го мотострелкового полка пополнили 3-ю Ленинградскую партизанскую бригаду, которой командовал Герой Советского Союза А.В. Герман.

Немало военнослужащих войск, прорываясь из вражеского окружения, пополняли ряды партизан. Многие, отличившиеся в борьбе с захватчиками, впоследствии стали командирами партизанских отрядов, соединений. Командиром полка в партизанском соединении С.А. Ковпака стал бывший командир роты связи 4-го мотострелкового полка П.Е. Брайко. За ратные подвиги он удостоен звания Героя Советского Союза, награжден многими орденами и медалями, в том числе одной из высших военных наград Польской Республики Крестом Грюнвальда. Героем Советского Союза стал также бывший начальник штаба бронепоезда 56-го полка 4-й дивизии войск по охране железных дорог К.А. Арефьев, возглавивший один из партизанских отрядов на Украине.

Заместитель командира одного из полков дивизии имени Ф. Дзержинского майор П.И. Шурухин, имевший опыт партизанской борьбы, был откомандирован в распоряжение Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД). П.И. Шурухин успешно выполнял ряд заданий штаба в партизанских отрядах Орловщины и Брянщины, за что был награжден орденом Красного Знамени. Через некоторое время его отозвали из вражеского тыла и направили на фронт. Командуя полком, он заслужил звание Героя Советского Союза, а незадолго до окончания войны был удостоен второй медали "Золотая Звезда".

В развертывании партизанской борьбы, осуществлении разведывательных мероприятий заметную роль сыграла Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД (ОМСБОН). Непосредственно в тылу врага действовали подготовленные в бригаде 108 отрядов и групп численностью около 2600 человек. Ими за годы войны на всех фронтах пущено под откос 1415 вражеских эшелонов, взорвано 335 железнодорожных и шоссейных мостов, разгромлено 122 вражеских гарнизона, уничтожено 145 танков и бронемашин, 2177 автомобилей, тягачей и других транспортных средств. Бойцами этих отрядов ликвидировано 87 видных представителей немецкой администрации, обезврежены 2045 немецких агентов, перерезан кабель связи главного командования германской армии Восточный фронт – Берлин, разминированы сотни объектов на освобожденной от врага территории.

Но не только в боевых действиях на фронтах, борьбе в тылу врага состоял вклад войск в достижение Победы. Внутренние войска выполняли задачи по формированию и подготовке резервов для Красной армии.

Так, в июле 1941 года были сформированы 15 дивизий, на укомплектование каждой из которых из кадра войск НКВД выделялось по 500 человек командно-начальствующего состава и по 1000 человек младших командиров и красноармейцев. Остальной личный состав призывался из запаса. Дивизии сыграли важную роль в тяжелых оборонительных боях летом 1941 года, отличились в последующих сражениях Великой Отечественной войны.

В соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) от 26 июля 1942 года из войск НКВД к 1 августа на фронт было направлено 75 тысяч военнослужащих. Целиком передавались 8-я, 9-я, 13-я мотострелковые дивизии, 5 отдельных стрелковых полков.

Ранее упоминалось про Отдельную армию войск НКВД, три дивизии которой были сформированы из внутренних войск и три – из пограничников. В феврале 1943 года она была передана в состав Красной армии и приняла  участие в Курской битве.

Всего в 1941-1943 гг. из войск НКВД было передано в состав Красной армии 27 дивизий. Об их высокой боеспособности, отваге и мужестве свидетельствует то, что все они были удостоены почетных наименований, 22 награждены орденами, 4 стали гвардейскими дивизиями.

Внутренние  войска на протяжении всей войны, как и в предвоенные годы, осуществляли охрану общественного порядка, особо важных предприятий промышленности, железнодорожных сооружений, конвоирование осужденных и подследственных.  Но в военную пору объем этих задач увеличился. Кроме того, войска охраняли тыл действующей армии, а на завершающем этапе войны - и ее коммуникации, вели борьбу с националистическим подпольем и его  вооруженными формированиями.

В годы войны части внутренних войск в соответствии с постановлением Государственного комитета Обороны от 4 января 1942 года несли гарнизонную службу в городах, освобожденных Красной армией от противника.

Они двигались за боевыми порядками Красной армии и вступали в города сразу после их освобождения, а нередко и сами активно участвовали в боевых действиях. Гарнизон выставлялся, как правило, в составе роты или батальона в зависимости от величины города. После развертывания гарнизона совместно с территориальными органами внутренних дел и госбезопасности определялись объекты, которые следовало взять под охрану, намечались меры по обеспечению государственной безопасности и по оказанию помощи правоохранительным органам по изъятию вражеских элементов. На въездах в города и выездах из них устанавливались контрольно-пропускные пункты, организовывалась проверка документов у всех лиц, следующих через них. Войска в освобожденных городах осуществляли патрулирование с целью обеспечения общественного порядка и проверки документов, выявления минированных улиц, домов, площадей и ограждения их до окончания разминирования. В ряде частей войск были специальные саперные подразделения для проведения работ по разминированию.

К концу 1943 года внутренние войска выставляли 161 гарнизон, они обслуживали 24 республики, края и области Советского Союза. Всего за годы войны в результате несения службы войсками было разоблачено и задержано около 3 тысяч человек разведывательной и контрразведывательной агентуры противника, в том числе 368 вражеских парашютистов, более 50 тысяч изменников Родины - полицейских, старост, власовцев и других фашистских пособников, 1570 бежавших из мест заключения и свыше 130 тысяч человек - из числа прочего преступного элемента, в том числе дезертиров.

Уже в первые дни войны для организации противодействия вражеским проискам в тылу советских войск на каждом фронте были созданы управления войск НКВД по охране тыла. Начальник войск по охране тыла фронта, помимо подчинения Наркомату внутренних дел, в оперативном отношении подчинялся также Военному совету фронта  и выполнял все его указания по организации охраны тыла.

Основными задачами войск по охране тыла в начальном периоде войны являлись: очищение тыловых дорог от беженцев, задержание дезертиров, очистка путей сообщения, регулирование подвоза и эвакуации, обеспечение бесперебойной работы связи, ликвидация диверсантов. В последующем эти задачи несколько менялись, дополнялись.

Основой войск по охране тыла фронтов и армий явились пограничные части. Вместе с ними до 30 процентов общего объема задач выполняли внутренние войска.

В ходе решающих сражений увеличивалась служебная нагрузка на личный состав войск по охране тыла действующей армии, возникли новые задачи. С выходом Красной армии на государственную границу СССР часть пограничных полков была преобразована в пограничные отряды и оставлена для несения службы по охране границы.

Война переместилась на территорию других стран, что усложнило задачи по охране тыла действующей армии, фронтовых коммуникаций. Поэтому в начале декабря 1944 года Генеральный штаб совместно с руководством войск НКВД разработал план мероприятий по организации охраны тыла и коммуникаций фронтов. Этот же вопрос был рассмотрен в Государственном Комитете Обороны. Было принято решение от 18 декабря 1944 года об охране тыла и коммуникаций действующей Красной армии на территории Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии, Венгрии и Румынии.

Во исполнение этого постановления Наркомат обороны совместно с Наркоматом внутренних дел сформировал 6 стрелковых дивизий по 5 тысяч человек в каждой, которым вместе с другими частями внутренних и пограничных войск надлежало обеспечить безопасность тыла и коммуникаций действующей армии. Но вскоре выяснилось, что этих сил недостаточно и было сформировано еще 4 таких дивизии. Наркомат обороны обеспечивал создаваемые дивизии вооружением, автотранспортом, другим имуществом и по окончании формирования передавал их в распоряжение НКВД СССР.

Таким образом, фактически возник новый вид внутренних войск – войска по охране тыла и коммуникаций действующей армии. Это была существенная помощь фронту. Соединения и части этих войск вели борьбу с недобитыми частями и подразделениями фашистов, выявляли и ликвидировали гитлеровскую агентуру, диверсионные группы, обеспечивали бесперебойное поступление на фронт людских резервов, вооружения, горючего, продовольствия.

На завершающем этапе войны и в послевоенные годы внутренние войска вели борьбу с националистическими вооруженными формированиями на территории западных областей Украины, Белоруссии, в Прибалтийских республиках, которые создавались, вооружались при непосредственном участии командования немецко-фашистских войск, гитлеровских спецслужб, а затем тесно взаимодействовали с ними в борьбе с частями Красной армии, советскими партизанами.

После освобождения западных регионов страны от оккупантов националистические организации развернули сопротивление мероприятиям Советской власти по социальному переустройству жизни на этих территориях. А вооруженные формирования, превратившиеся со временем в вооруженные банды, нападали на воинские колонны и гарнизоны, райотделы милиции, совершали диверсии на железных дорогах, грабили общественное добро, поджигали хозяйственные постройки. Их жертвами становились работники советских и партийных учреждений, сельские активисты, военнослужащие Красной армии и войск НКВД, тысячи мирных граждан. Во многих районах они создали самый настоящий кровавый террор.

Из бандитского автомата был смертельно ранен в феврале 1944 года командующий войсками 1-го Украинского фронта генерал армии    Н.Ф. Ватутин. Уже после войны, в октябре 1949 года бандеровцы совершили злодейское убийство во Львове пламенного публициста, писателя, убежденного интернационалиста Ярослава Галана.

Борьба с бандитизмом велась в интересах местного населения, для защиты мирных жителей, налаживания спокойной жизни, обеспечения безопасности тыла фронтов.

Борьба с националистическим подпольем и его вооруженными формированиями была долгой и трудной. В ней участвовали некоторые части Красной армии в районах их боевых действий, пограничные войска - в местах несения своей службы, войска НКВД по охране тыла действующей армии.  Привлекались к проведению операций военные училища НКВД СССР, личный состав дивизии имени Ф.Э. Дзержинского и другие соединения. Конвойные части во взаимодействии с оперативными частями участвовали в проведении некоторых операций, а также осуществляли конвоирование задержанных участников националистических группировок и их пособников. Основная же тяжесть этой борьбы легла на внутренние войска, которые действовали в тесном контакте с органами государственной безопасности и внутренних дел.

На территории Украины борьбу вели соединения и части Украинского округа, образованного в феврале 1943 года и  под руководством генерал-майора М.П. Марченкова. В середине 1944 года в состав округа входили: дивизия, девять бригад, кавалерийский полк, танковый батальон, подразделения обеспечения, общей численностью около 33 тысяч человек).

В апреле 1944 года был образован Белорусский округ под командованием генерал-майора В.И. Киселева в составе  трех дивизий и полка общей численностью около 17 тысяч человек. В декабре того же года создан Прибалтийский округ в составе двух дивизий. Начальник войск округа - генерал-майор А.С. Головко.

Только в 1944 году части и подразделения внутренних войск участвовали более чем в 5600 операциях и боевых столкновениях. В ходе их было захвачено свыше 44 тысяч боевиков.

О масштабах некоторых операций дает представление доклад Управления войск Украинского округа командующему войсками 1-го Украинского фронта Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову о результатах операции по ликвидации бандеровских банд в Кременецких лесах, что на стыке Ровенской и Тернопольской областей, в конце апреля 1944 года. В докладе отмечается, что операция продолжалась 7 суток, в течение которых произошло 26 боевых столкновений. На некоторых участках бои длились по 8-11 часов. В результате операции были взяты трофеи: один самолет У-2, 7 пушек, 15 минометов, из них два - 120-мм, 5 станковых и 42 ручных пулеметов, 6 противотанковых ружей, 329 автоматов и винтовок, другое вооружение и техника. Примечательно, что в числе взятых в плен было 65 немцев, среди убитых - 25 немцев. Все они принимали вместе с бандеровцами участие в боях. Это одно из многих свидетельств тесного сотрудничества с фашистской армией не только руководства организации украинских националистов - ОУН, но и главарей вооруженных формирований.

Конечно, таких операций было немного. Чаще проводились операции силами батальона, полка. Например, в  октябре 1944 года 208-й отдельный стрелковый батальон проводил операцию по поиску и ликвидации крупной банды в лесном массиве на территории Львовской области. От разведки поступили данные, что боевики ОУН находятся в лесу, занимают выгодные позиции и хорошо вооружены. Уничтожив боевое охранение бандеровцев, батальон завязал упорный бой с основными силами, который длился 4 часа. Подразделения батальона 6 раз поднимались и ходили в атаку. Раненые солдаты, сержанты и офицеры не уходили с поля боя. Несмотря на  отчаянное сопротивление, бандиты не выдержали натиска и бросились в бегство. В результате боя и преследования было убито 165 и захвачено 15 бандеровцев, взяты большие трофеи.

К весне 1945 года войска совместно с органами госбезопасности и внутренних дел, нанесли серьезные поражения националистическим формированиям, разгромили их главные силы.

Борьба с бандитизмом – поистине героические страницы в боевой летописи внутренних войск. Но при этом нельзя не отметить, что его ликвидация досталась дорогой ценой, немалой кровью. По имеющимся данным, только в 1944 году в ходе операций по ликвидации вооруженных банд и в боевых столкновениях с ними войска потеряли 968 человек убитыми, 1134 - ранеными, а всего - 2102 человека.

В годы Великой Отечественной войны существенно усложнились задачи войск НКВД СССР, осуществлявших охрану особо важных предприятий промышленности и железнодорожных сооружений. По состоянию на 1 января 1941 года войска охраняли 153 особо важных объекта промышленности. С началом войны после перевода многих предприятий на производство военной продукции, усиления против них происков вражеской разведки, эвакуации оборонных заводов на восток страны потребовалось дополнительно взять  под войсковую охрану наиболее важные из них. А с полным освобождением территории СССР от захватчиков количество таких объектов еще более возросло.

К концу 1944 года войска по охране особо важных предприятий промышленности состояли из 6 дивизий и 9 бригад. Под их охраной было 487 заводов и других объектов.

Выполнение этих задач было сопряжено со многими трудностями. Постоянно ощущалась нехватка личного состава. Поэтому еще с начала 1942 года войска перешли на гарнизонный способ несения службы. Суть его состояла в следующем. Личный состав гарнизона, который располагался в непосредственной близости от охраняемого объекта или на его территории, распределялся на две смены часовых и резервную группу. Часовые несли службу, как правило, 6 часов подряд. Непрерывный отдых (сон) не превышал 5 часов. Трехсменные гарнизоны были большой редкостью. В них часовые несли службу по 4 часа, а непрерывный отдых составлял около 6,5 часов. Таким образом, служебная нагрузка, особенно при двух сменах была очень большой. Личный состав этих частей состоял в основном из лиц крайних призывных возрастов, а также прибывших после лечения, имеющих ограничения в годности к службе по состоянию здоровья.

Но никакие трудности не могли позволить снизить надежность охраны объектов. Четкость действий войсковой охраны на оборонных предприятиях в немалой степени способствовала ограждению их от происков фашистских спецслужб, диверсантов; улучшению процесса производства, сокращению чрезвычайных происшествий, случаев хищения материальных ценностей.

На протяжении всей войны, в том числе и на ее завершающем этапе, вражеская авиация совершала систематические налеты на важные промышленные объекты и, прежде всего, оборонные предприятия, стремясь если не уничтожить их, то хотя бы вывести из строя.

На многие охраняемые войсками объекты, особенно в Москве, Ленинграде и других крупных городах, фашистская авиация сбрасывала большое количество зажигательных и фугасных бомб. Однако благодаря самоотверженным действиям воинов внутренних войск, ни один объект не был выведен врагом  из строя.

В сложных условиях проходила служба личного состава частей по охране железнодорожных сооружений. К началу 1941 года эти войска охраняли объекты на всех 54 железных дорогах страны. Учитывая особую важность железнодорожного транспорта в годы войны, Государственный Комитет Обороны 14 декабря 1941 года принял постановление "О мероприятиях по улучшению охраны железных дорог". В соответствии с этим постановлением на внутренние войска возлагались не только задачи по охране мостов и тоннелей, как это было ранее, но и принятие под охрану станционных и линейных железнодорожных сооружений, грузов, денежных касс, сопровождение вагонов с наиболее важными грузами. Таким образом,  войска стали охранять 4103 железнодорожных объекта. Предназначенные для этого соединения и части стали именоваться войсками по охране железных дорог. Их численность была увеличена на 40 тысяч человек.

По мере необходимости и успешного наступления Красной армии осуществлялся маневр охраны. Так, в ноябре 1943 года войсковая охрана на 441 объекте в восточных районах страны была снята и переброшена на железнодорожные сооружения и грузы на освобожденных от противника Западной, Белорусской, Юго-Западной и Одесской железных дорогах.

В 1944-1945 гг. в западных областях Украины, Белоруссии, в Прибалтике на железнодорожные войска возлагалась также борьба с бандитизмом и диверсиями на железнодорожном транспорте и в районах, прилегающих к стальным магистралям. В целях недопущения диверсий были приняты под охрану в этих районах все железнодорожные мосты, организовано патрулирование вдоль железнодорожного полотна. На 15 бронепоездах введены десантно-маневренные группы численностью по 134 человека. Надо признать, что это была необходимая мера. Ведь враг  старался вывести из строя стальные магистрали в западных районах СССР.

В течение 1944 года было зафиксировано 134 случая (попыток) диверсий на  железнодорожном транспорте. Диверсантам удалось поджечь 23 и подорвать 13 мостов. Отмечено также 99 случаев подрыва поездов.

Но эти акции, как и налеты на железнодорожные узлы и станции, не дезорганизовали работу стальных магистралей, доставку на фронт войск, боевой техники, горючего, перевозку других военных, а также народнохозяйственных грузов. В этом немалая заслуга личного состава войск НКВД по охране железных дорог.

Конвойные войска в годы Великой Отечественной войны справились с возложенными на них задачами.

Военная обстановка в значительной мере усложнила условия их службы. Конвоирование осужденных зачастую осуществлялось в необорудованных вагонах. Эвакуация тюрем из западных районов страны проводилась, как правило, в срочном порядке без предоставления подвижного состава, что потребовало конвоирования больших групп заключенных численностью до 2-2,5 тысячи человек пешим порядком на дальние расстояния, до 500-700 км. Устав службы конвойных войск 1939 года не предусматривал пешее конвоирование как вид службы, и войска в мирное время не обучались таким действиям. Конвоирование осужденных осуществлялось в условиях постоянного нападения вражеской авиации.

С началом войны изменилось положение и в самих частях конвойных войск: на место откомандированных в Красную армию командиров и бойцов пришли люди из запаса. С первых месяцев 1942 года войска приступили к выполнению новых для них задач: приему под охрану специальных лагерей и госпиталей для содержания в них военнослужащих Красной армии, освобожденных из плена и окружения противника, так называемого спецконтингента. Всего было создано 23 лагерных отделения и 5 госпиталей.

Войска также стали выполнять задачи по конвоированию военнопленных, охране их в местах содержания и на работах. С осуществлением Красной армией крупных наступательных операций объем этой службы неуклонно возрастал. Так, в результате разгрома немецких войск под Сталинградом в плен была взята 91 тысяча человек, в том числе свыше 2500 офицеров и 24 генерала во главе с фельдмаршалом Ф. Паулюсом. Летом 1944 года была успешно осуществлена Белорусская стратегическая наступательная операция, в ходе которой были  пленены многие десятки тысяч гитлеровцев. 57 600 из них были проконвоированы по улицам Москвы 17 июля 1944 года. Охрану этой гигантской колонны осуществляли 236-й  полк и кавалерийский полк ОМСДОН.

В Ясско-Кишиневской операции в плен было взято 208 600 фашистских солдат и офицеров, в том числе 25 генералов. Все это потребовало увеличения численности конвойных войск. Для несения конвойной службы во фронтовой полосе трех Белорусских и трех Украинских фронтов были сформированы шесть полков – по одному на фронт. А на участке трех Прибалтийских фронтов были развернуты 5 отдельных батальонов. К концу 1944 года конвойные войска состояли из 7 дивизий и 7 бригад.

Личный состав, выполняя задачи по конвоированию и охране военнопленных в прифронтовой полосе, проявлял высокую бдительность, решительность и самоотверженность.

В сентябре 1944 года части конвойных войск охраняли 118 приемных пунктов военнопленных, 135 лагерных отделений и госпиталей для военнопленных, выводимых на работы в различные отрасли народного хозяйства. Кроме этого, под охраной войск были 153 других объекта.
Заградительные формирования в Великой Отечественной войне

Среди небылиц и страшилок о войсках НКВД СССР, которыми потчуют доверчивую публику недобросовестные, а то и просто неосведомлённые авторы, существует миф о том, что в годы Великой Отечественной войны чуть ли не главной задачей внутренних и пограничных войск было создание заградительных отрядов с целью пресечения силой оружия отступления частей и подразделений действующей армии. То есть  ничем иным, кроме как карательными акциями, воины не занимались.

Небезызвестный Виктор Суворов (Резун) в своей книге "Ледокол" заявляет: в отличие от войск СС, которые "активно воевали на фронте", наши чекистские войска "стояли позади частей Красной Армии, не позволяя отходить без приказа или подбадривая наступающие части пулемётными очередями в затылок", а "в боях части НКВД СССР практически участия не принимали".

И люди, не знающие о реальном вкладе указанных формирований в Победу, верят этим домыслам.

Но факты – упрямая вещь. Они жёстко диктуют запрос на правду.

Говорят, внутренние войска – войска не воевавшие? А кто же рука об руку с бойцами погранзастав дрался до последнего патрона на границе, оборонял вместе с частями и соединениями Красной армии Ленинград (пять дивизий, две бригады и ряд отдельных частей войск НКВД здесь сражались), Таллин, Могилёв, Одессу, Киев? Кто защищал Москву (четыре дивизии, две бригады, несколько отдельных частей, три бронепоезда войск НКВД при обороне столицы покрыли себя неувядаемой славой), Тулу, Харьков, Ростов (в боях на ростовском и дебальцевском направлениях отличились части 71-й бригады войск НКВД, парализовавшие действия полка СС "Нордланд" и разгромившие эсэсовский полк "Вестлянд"), Воронеж, Донбасс? Кто стоял насмерть в Сталинграде (10-я дивизия войск НКВД СССР, единственная из всех участвующих в битве за город на Волге соединений была награждена орденом Ленина, а 91-й железнодорожный полк и 75-й отдельный бронепоезд стали Краснознамёнными), кто помогал Красной армии удержаться на кавказских рубежах (на Кавказе действовали  семь стрелковых дивизий, одна дивизия по охране железнодорожных сооружений, несколько отдельных частей и военное училище войск НКВД СССР), затем перейти в наступление на всех фронтах?

Как свидетельствуют архивные документы, всего в боях с различной продолжительностью участвовали воинские части 58 дивизий и 23 бригад внутренних войск.

Кроме того, войска НКВД на протяжении всей войны были постоянным резервом Красной Армии. В 1941 году они сформировали 15 стрелковых дивизий и передали их Народному комиссариату обороны, в 1942-м направили в действующую армию 75 тысяч человек. В феврале 1943 года была передана НКО и включена в состав Центрального фронта отдельная армия НКВД СССР, сформированная из пограничников и военнослужащих внутренних войск.

Всё это – факты общеизвестные. С их помощью легко опровергнуть лживые утверждения о том, что войска НКВД на фронте пороху не нюхали.

Следует разоблачить мифы и о несении заградительной службы частями по охране тыла действующей армии. Долгое время эта тема считалась запретной, не освещалась ни в исторической, ни в художественной литературе. Потому распространяемые о войсках домыслы читательская аудитория и принимает за чистую монету.

Попробуем же разобраться в этом вопросе. И начнём с его предыстории.

Еще во время Отечественной войны 1812 года возникла необходимость усилить батальоны внутренней стражи в освобождённых приграничных губерниях, поскольку "в сём крае по обстоятельствам внешней войны стоит необходимая нужда в содержании достаточных гарнизонов для устройства и охранения всякого порядка". В годы Первой мировой войны командование снимало с позиций целые воинские части для охраны прифронтового тыла. Так же активно решалась эта проблема в Гражданскую войну.

Что касается непосредственно войск Объединенного Государственного Политического Управления (ОГПУ-НКВД), то для охраны тыла действующей армии они применялись в 1929 году в ходе вооружённого конфликта на Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), в 1939 году – в период боевых действий в районе реки Халхин-Гол и во время советско-финляндской войны 1939-1940 гг. Приобретённый опыт был изучен и обобщён. Так что не на голом месте возникла эффективная система охраны тыла фронтов и армий, развёрнутая в первые же дни Великой Отечественной войны.

24 июня 1941 года Совет народных комиссаров СССР принял постановление "О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе", возложив руководство по выполнению данной задачи на НКВД СССР. Уже на следующий день в Наркомате внутренних дел был создан штаб, а в ряде НКВД-УНКВД союзных республик, краёв и областей – оперативные группы. При городских и районных отделах НКВД СССР формировались истребительные батальоны, которые предполагалось применять и в интересах охраны тыла. К концу июля 1941 года в прифронтовой полосе было создано 1755 таких батальонов общей численностью более 328 тысяч человек. Их возглавили командиры из пограничных и внутренних войск, начальствующие сотрудники органов госбезопасности и внутренних дел.

25 июня 1941 года Совет Народных Комиссаров (СНК) СССР принял peшениe использовать для охраны тыла действующей армии расположенные в прифронтовой полосе войска НКВД – пограничные, оперативные, конвойные, по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности. На следующий день НКВД СССР на основе этого постановления учредил институт начальников охраны тыла. Приказом замнаркома по войскам генерал-лейтенанта И.И. Масленникова были назначены начальниками охраны войскового тыла Северного фронта – генерал-лейтенант Г.А. Степанов, Северо-Западного фронта – генерал-майор К.И. Ракутин, Западного фронта – генерал-лейтенант Г.Г. Соколов, Юго-Западного фронта – генерал-майор В.А. Хоменко, Южного фронта – генерал-майор Н.Н. Никольский. В оперативное подчинение им передавались пограничные и внутренние войска, расположенные в пределах соответствующих территорий.

Всего в подчинение фронтовых органов охраны тыла было передано 163 388 человек, в том числе 58 049 пограничников и 105 339 военнослужащих внутренних войск.

Войска НКВД по охране тыла действующей армии вели борьбу с диверсантами, шпионами и бандитскими элементами, участвовали в ликвидации мелких подразделений гитлеровцев, уцелевших после разгрома основных вражеских группировок, задерживали отбившихся от своих частей военнослужащих, проводили их фильтрацию с целью выявления дезертиров, охраняли коммуникации на определённых участках, осуществляли контроль за соблюдением прифронтового режима.

За первые шесть месяцев несения заградительной службы войска охраны тыла задержали всеми видами нарядов 685 629 человек, среди них шпионов и диверсантов – 1001, пособников врага – 1019, дезертиров и изменников – 28 064.

Большая часть задержанных военнослужащих направлялась на пункты формирования и вновь вливалась в состав действующей армии. Дезертиры, изменники, вражеские агенты предавались суду военного трибунала.

28 апреля 1942 года Народный комиссариат обороны и Народный комиссариат внутренних дел СССР утвердили "Положение о войсках НКВД, охраняющих тыл действующей Красной армии". В тот же день приказом НКВД СССР Управление внутренних войск было реорганизовано в Главное управление внутренних войск, при нём создавалось Управление войск НКВД по охране тыла действующей Красной Армии. 4 мая 1943 года его выделили в самостоятельное Главное управление, которое обеспечивало охрану тыла 12-ти фронтов и одной отдельной армии.

По мере освобождения от врага занятой территории внутренние войска выводились из состава фронтов и продолжали осуществлять свои непосредственные задачи.

C переносом боевых действий за пределы страны часть пограничных полков приняли под охрану Государственную границу СССР. Для пополнения войск охраны тыла и выполнения новых задач были сформированы десять дивизий. Так появились внутренние войска НКВД по охране тыла и коммуникаций действующей армии, которые несли службу на территории сопредельных государств. Бдительность и боевое мастерство, мужество и самоотверженность личного состава этих соединений способствовали успеху в проведении крупных операций на завершающем этапе войны.

В итоге можно с полным основанием сказать: войска по охране тыла фронтов внесли весомый вклад в достижение победы над гитлеровской Германией. За годы войны они нанесли врагу серьёзный урон: вывели из строя убитыми и ранеными 303 545, захватили в плен 19 918 немецких солдат и офицеров.

А какие задачи выполняли заградотряды? Когда они были созданы? Чем отличались заградительные формирования Красной армии от войск НКВД? Случалось ли им во время боя открывать огонь на поражение по отступающим подразделениям?

Попробуем ответить на данные вопросы.

В Красной армии подразделения такого рода создавались ещё в начальный период Великой Отечественной войны, когда отступление ряда частей становилось неуправляемым и необходимо было твёрдой рукой навести порядок в войсках, повысить их стойкость.

На уровне фронтового командования впервые этот вопрос был поставлен в докладной записке командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта А.И. Ерёменко, направленной в Ставку Верховного Главнокомандования. Ответной директивой от 5 сентября 1941 года Ставка ВГК разрешила создать заградительные отряды в тех дивизиях фронта, "которые зарекомендовали себя как неустойчивые» с целью «не допускать самовольного отхода частей, а в случае бегства остановить, применяя при необходимости оружие".

Неделю спустя подобная практика была распространена на все фронты. Директивой Ставки ВГК предписывалось в каждой стрелковой дивизии "иметь заградительный отряд из надёжных бойцов, численностью не более батальона (в расчёте по 1 роте на стрелковый полк)" с задачами оказывать "прямую помощь комсоставу в поддержании и установлении твёрдой дисциплины", останавливать «одержимых паникой военнослужащих», используя все средства вплоть до применения оружия, ликвидировать инициаторов паники и бегства, оказывать поддержку честным и боевым элементам дивизии, не подверженным панике, не увлекаемым общим бегством.

Активная работа по наведению порядка в тылу фронтов и армий способствовала успешному обеспечению двух важнейших стратегических задач: укреплению обороны Ленинграда и подготовке победоносного наступления советских войск под Москвой.

Новый этап в истории заградотрядов начался летом 1942 года, когда немцы прорвались к Волге и Кавказу. 28 июля вышел знаменитый приказ народного комиссара обороны И.В. Сталина № 227 («Ни шагу назад!»), который предписывал «сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизии выполнить свой долг перед Родиной».

В этом приказе Сталин призывал Красную армию поучиться у врагов, взять на вооружение те суровые меры, которые применили немцы после поражения под Москвой: "Они сформировали… специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникёров в случае попытки самовольного оставления позиций… Эти меры возымели своё действие".

Всего в соответствии с приказом № 227 по состоянию на 15 октября 1942 года было сформировано 193 заградотряда. За этот же период времени на всех фронтах было задержано 140 755 военнослужащих, из них арестовано 3980, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 131 094.

Во время обороны Сталинграда заградительные отряды сыграли важную роль в наведении порядка в частях и предупреждении неорганизованного отхода с занимаемых рубежей, возвращении значительного числа военнослужащих на передовую.

После завершения Курской битвы наступил коренной перелом в войне, и заградительные отряды стали утрачивать своё значение. В конце 1944 года на основании приказа НКО № 0349 они были расформированы.

А теперь, чтобы внести ясность в крайне запутанный вопрос о заградотрядах, поставить точку над i, вернёмся к теме заградительной службы внутренних войск.

Основным тактическим элементом полков НКВД СССР по охране тыла являлись временные заградительные заставы. От них выставлялись контрольно-пропускные посты (от 3-4 человек до взвода), заслоны и засады (отделение – взвод), патрули (2-3 человека), секреты (2 человека). Кроме того, в соответствии с постановлением ГКО от 17 июля 1941 года приказом НКВД СССР от 19 июля 1941 года при особых отделах дивизий и корпусов были сформированы отдельные стрелковые взводы, при особых отделах армий – отдельные стрелковые роты, при особых отделах фронтов – отдельные стрелковые батальоны, укомплектованные личным составом войск НКВД СССР.

На фронте все эти подразделения тоже называли заградотрядами, по аналогии с армейскими. Хотя, в отличие от заградительных формирований Красной Армии, которые выполняли свои задачи непосредственно за боевыми порядками частей, не допуская паники и массового бегства военнослужащих с поля боя, подразделения и наряды войск НКВД по охране тыла использовались в основном для несения службы на главных коммуникациях дивизий и армий с целью задержания диверсантов и дезертиров, а также для поддержания порядка в прифронтовой полосе и для обеспечения оперативных мероприятий особых отделов.

О якобы зверских акциях заградотрядов – и армейских, и войск НКВД – ещё во время войны ходило много небылиц. Однако факты свидетельствуют: это не более чем лживые слухи…

Выполняя свои прямые обязанности, заградительный отряд мог открыть огонь над головами бегущих и обезвреживать трусов и паникёров.  Наоборот, в критические моменты заградотряды часто сами вступали в бой с противником, успешно сдерживали его натиск и наносили ему ощутимый урон.

Вот что писал об этом Герой Советского Союза генерал армии П.Н. Лащенко: "Заградительные отряды, состоявшие исключительно из солдат уже обстрелянных, наиболее стойких и мужественных, были как бы надёжным и сильным плечом старшего. Бывало нередко и так, что заградотряды оказывались с глазу на глаз с теми же немецкими танками, цепями немецких автоматчиков и в боях несли большие потери. Это факт неопровержимый".

В подтверждение – документальное свидетельство. Начальник 3-го отдела Краснознамённого Балтийского флота дивизионный комиссар Лебедев 10 декабря 1941 года в докладной записке в Военный совет флота сообщал:

"Во время сражения за Таллин заградотряд не только останавливал и возвращал на фронт отступающих, но и удерживал оборонительные рубежи… О том, что при этом бойцы НКВД не прятались за чужими спинами, свидетельствуют потери, понесённые заградотрядом в ходе боев, – свыше 60% личного состава, включая почти всех командиров".

Наконец, ещё один волнующий документ. Пункт 12 "Временной инструкции о службе заградотрядов НКВД СССР" гласил: "При столкновении с вооружёнными диверсантами, вражескими парашютистами, бандитами или дезертирами личный состав отряда обязан действовать смело и решительно. Никакое превосходство сил противника и никакие потери не дают права прекратить бой и начать отход. Боец заградотряда войск НКВД СССР продолжает выполнять задачу, даже если он остался один против врага".

И в тылу, как на передовой, если требовала обстановка, насмерть стояли воины-чекисты, приближая долгожданную Победу.

Такова правда о заградительных формированиях Красной армии и войск НКВД СССР.

Подготовил:

С.М. ШТУТМАН,

Ветеран Великой Отечественной войны, полковник в отставке,

ведущий научный сотрудник Центрального музея ВВ МВД России,

заслуженный работник культуры  Российской Федерации,

кандидат исторических наук



МАТЕРИАЛЫ ОФИЦИАЛЬНОГО ИНТЕРНЕТ-САЙТА МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЭЛЕКТРОННЫЙ БАНК ДОКУМЕНТОВ "ПОДВИГ НАРОДА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 ГГ."

ПАРАД ПОБЕДЫ 24 ИЮНЯ 1945 ГОДА - ТРИУМФ НАРОДА-ПОБЕДИТЕЛЯ

WWW.MAY9.RU

Ссылки на сайты органов государственной власти: